Ожидая чуда, руки не складывай
Ожидая чуда, руки не складывай

Ожидая чуда, руки не складывай

20.05.2013

Вологодчина – земля «Северной Фиваиды» – известна не только огромным числом святых – преподобных давнего и мучеников новейшего времени. Увы, очень многим Вологодский край известен в первую очередь как край тюремный. «Вологодский конвой шутить не любит» - все знают эту поговорку. Кому смешно, кому не очень. Если раньше преподобные лишали себя физической свободы, приобретая свободу духовную, то сегодня люди, лишенные духовной свободы, лишаются и свободы физической. Диссонанс? Парадокс? Закономерность? Мы беседуем с протоиереем Александром Лебедевым, настоятелем вологодского храма Покрова Пресвятой Богородицы на Торгу, руководителем епархиальной комиссии по пастырской работе в исправительных учреждениях.

Отец Александр, много ли исправительных учреждений Вологодчины расположено в бывших монастырях и храмах?

– Было много. После трагедии 1917 года огромное количество монашеских обителей и зданий приходских храмов использовалось богоборческой властью как тюрьмы, концлагеря, места казней. В одной только Вологде эта печальная участь постигла Свято-Духов, Горне-Успенский, Спасо-Прилуцкий монастыри. Прочные и толстые стены не пропускали звуки: треск выстрелов и крики узников не были слышны. До сих пор на территориях древних обителей мы находим останки казненных людей. Не все монастыри сохранились: в большевистской традиции было, осквернив святое место, уничтожить его, попутно попытавшись скрыть следы преступления. Так, Свято-Духов монастырь был разрушен до основания, сейчас на его месте находятся стадион «Динамо» и жилые дома. Разрушена и часть построек Горне-Успенского монастыря - как, впрочем, большинство вологодских церквей.

Если же говорить о дне сегодняшнем, то следует отметить, что на территории только одного монастыря и в настоящее время располагается тюрьма. Это одно из самых известных пенитенциарных заведений страны - печально знаменитый «Пятак» на острове Огненном в Новом озере (Белозерский район Вологодской области). Здесь отбывают наказание осужденные к пожизненному заключению. Все другие монастыри Вологодской земли либо уничтожены, либо находятся в запустении, либо переданы Церкви.

Есть ли возможность вернуть Церкви и Кирилло-Новоезерский монастырь?

– Сейчас, по-моему, УФСИН намерено продолжать использовать его здания в прежних целях: идет большая работа по ремонту этого учреждения, на это тратятся большие деньги. Так что я не думаю, что о возвращении монастыря в ближайшее время можно говорить. Ведь какие обычно возвращают здания? Ветхие, ненужные, отслужившие свое, непригодные к дальнейшей эксплуатации.

Это касается только одного монастыря или всех церковных зданий?

– Всех. На мой взгляд, гипотетически можно предположить, что только в двух случаях все прежде церковные здания будут переданы для использования по своему прямому назначению. Первый – это их окончательное обветшание и разрушение. Второй – это неимоверная вспышка духовности, которая приведет в монастыри тысячи людей и заставит понять необходимость устроения новых или восстановления старых обителей. Как мне кажется, наиболее «гипотетическим» является пока именно второй вариант.

Тогда обратимся к первому и к опыту Министерства обороны, передающего ставшие ненужными здания в ведение других собственников и организаций. Предположим, Церкви начали возвращать монастырские здания. «Потянет» ли Церковь такое возвращение?

– Отнюдь не уверен. Радость радостью, но такой шаг будет, на мой взгляд, разорительным для церковного бюджета. Епархиям придется затянуть пояса, тратить все силы и средства на восстановление переданных разрушенных объектов, их реставрацию, а потом «тянуть» их содержание – в ущерб, подчеркну – в ущерб – другим видам своей деятельности, таким, как социальное служение, благотворительность, просвещение и т.д.

Сегодня самое большое количество насельников имеет в Вологодской епархии Спасо-Прилуцкий монастырь: восемнадцать монашествующих и послушников. В самом большом на Русском Севере Кирилловом монастыре – восемь человек. В Воскресенской Горицкой женской обители – столько же, в Павло-Обнорском монастыре – четыре человека.

Можно ли с таким числом насельников не то что восстановить, но хотя бы просто поддерживать в достойном виде здания и территорию обителей, я очень сомневаюсь. Это не значит, конечно, что мы должны сидеть, сложа руки, и надеяться на чудо «вспышки духовности» –  как раз складывание-то рук этой вспышке способствовать не будет никак. Мы должны работать, служить. Но не учитывать всех трудностей сегодняшнего дня мы просто не имеем права.

К вопросу о работе и служении. Что делается сегодня Церковью в учреждениях пенитенциарной системы на Вологодчине?

– Первоочередная и естественная наша задача – это пастырское окормление заключенных, совершение Таинств и треб: исповедь, крещение, причастие, служение литургии и молебнов. Со временем, кстати, богослужений становится все больше, даже венчание было на днях.

Кроме того, одной из самых главных наших задач остается просветительская работа, будь то беседы с заключенными – как коллективные, так и частные – или курс дистанционного обучения в Вологодском православном духовном училище, разработанный в Рязанском педагогическом университете.

Тюремное служение Церкви несут не только священники, но и миряне: они организуют различные встречи в местах лишения свободы, ведут просветительские занятия с заключенными. Особенно должен отметить просветительскую деятельность библиотек исправительных учреждений: их сотрудники собирают добровольные приношения, участвуют в распространении литературы, поступающей из Синодального отдела по тюремному служению. И такая деятельность наших библиотекарей имеет большой положительный эффект. Ведь, находясь в местах лишения свободы, человек зачастую начинает гораздо больше читать, восполняя пробелы в воспитании, да и просто образовании. Вот почему так важна высококачественная литература о Православии  – говорю не о качестве бумаги, а о содержании. То есть нужны не книжки в стиле «Миллион сто пять благочестивых советов одной бабушки», а настоящая, серьезная христианская книга. Если люди хотят много читать – пусть читают хорошую литературу. По словам А.П. Чехова, «в чтении я полагаю едва не единственную возможность изменения души человека к лучшему». Кстати, эти слова Антон Павлович написал после посещения каторжан на Сахалине.

Кроме того, Церковь оказывает и гуманитарную помощь: мы передаем для нужд заключенных предметы личной гигиены, лекарства, канцелярские товары и т.п. Когда проводятся акции, приуроченные к определенной дате, размер помощи, конечно, возрастает.

Насколько активно сотрудничает с Церковью персонал пенитенциарных учреждений?

- Руководство УФСИН заинтересовано в духовном просвещении не только осужденных, но и сотрудников системы исполнения наказаний. Думаю, во многом от безысходности. Поясню. Речь идет о пресловутом духовном вакууме, жертвами которого стали люди – как заключенные, так и те, кто на свободе. Сегодня только Церковь может избавить человека от этого самого вакуума, показав, рассказав, заинтересовав пользой – практической и духовной – жизни по заповедям Христа. Другого способа противостоять духовной и профессиональной деградации сотрудников начальству УФСИН найти, видимо, непросто. Не секрет, что, находясь постоянно в среде преступников и не имея твердой духовной основы, человек неизбежно перенимает далеко не лучшие качества этого своего недобровольного окружения. Отсюда, кстати, и большинство скандалов, связанных с коррупцией в местах лишения свободы, преступлениями в них. Так что христианское просвещение нужно всем – и находящимся в камерах, и тем, кто их охраняет.

12 марта нынешнего года Священным Синодом был утвержден документ «Миссия тюремного служения Русской Православной Церкви и пенитенциарные учреждения». Что Вы можете о нем рассказать?

- Я считаю, что это жизненный документ, не высосанный из пальца. Он суммирует имеющийся в Русской Церкви опыт тюремного служения, систематизирует его. Это очень помогает лишний раз не «изобретать велосипед», а значит, экономит и силы, и время. Как для педагога ценно методическое пособие, так и для человека, несущего тюремное служение, ценен принятый документ. То есть это – рабочий инструмент, и хороший. Видно, что составлен он людьми знающими, переживающими за свое дело.

Беседовал Петр ДАВЫДОВ,
пресс-служба Вологодской епархии

Фото Андрея Сальникова

Как помочь нашему проекту?

Если вам нравится наша работа, мы будем благодарны вашим пожертвованиям. Они позволят нам развиваться и запускать новые проекты в рамках портала "Приходы". Взносы можно перечислять несколькими способами:

Yandex money Яндекс-деньги: 41001232468041
Webmoney money Webmoney: R287462773558
Sberbank money На карту Сбербанка: 4279380016740245

Также можно перечислить на реквизиты:

Автономная некоммерческая организация «Делай благо»
Свидетельство о регистрации юридического лица №1137799022778 от 16 декабря 2013 года
ИНН – 7718749261
КПП – 771801001
ОГРН 1137799022778
р/с №40703810002860000006
в ОАО «Альфа-Банк» (ИНН 7728168971 ОГРН 1027700067328 БИК 044525593 корреспондентский счет №30101810200000000593 в ОПЕРУ МОСКВА)
Адрес: 107553 Москва, ул. Б. Черкизовская д.17
Тел. (499) 161-81-82,  (499) 161-20-25

В переводе указать "пожертвование на уставную деятельность".

Если при совершении перевода вы укажите свои имена, они будут поминаться в храме пророка Илии в Черкизове.

Яндекс.Метрика