"ДАТЬ РАЗУМНУЮ СВОБОДУ ДЕЙСТВИЙ…"

18.09.2013

Как всякое большое начинается с малого, так и человек возрастает физически и духовно, начиная с младенчества. И если физический рост заложен в нас Творцом, то становиться ли ему выше духовно, решает сам человек. Помочь ему сделать этот выбор призваны священнослужители. На вопросы о том, как помочь молодому человеку в его самоопределении, нам поможет секретарь Архиерейского совета Мордовской митрополии, председатель отдела молодежного служения Саранской епархии, ректор Саранского духовного училища, директор Союза православной молодежи Мордовии протоиерей Александр Пелин.

 

Отец Александр, название епархиального отдела, который Вы возглавляете, звучит довольно непонятно для стороннего человека. Кто в данном случае кому служит и как именно служит?

– С инициативой выделить в отдельную структуру молодежное служение как сегмент социального служения Русской Православной Церкви в 1992 году выступило Всероссийское православное молодежное движение. С этого времени в Русской Православной Церкви и существует Синодальный отдел по работе с молодежью. Каквы помните, политика, проводимая властями в начале 90-х, привела к страшному экономическому и моральному кризису, который затронул практически все слои общества. На волне разгула социальной несправедливости резко обозначились такие проблемы, как потеря идеалов, разрушение традиционной системы воспитания молодежи, что повлекло за собой резкий рост самоубийств среди детей и подростков (Россия, кстати, и по сей день занимает первое место в мире по числу подростковых и молодежных самоубийств). Эти проблемы до сих пор не изжиты, и их гораздо больше, чем я перечислил.

Существует несколько пониманий того, что такое молодежное служение. Это, во-первых, служение Церкви для молодежи, во-вторых – служение самой молодежи внутри Церкви. И, наконец, взаимодополняющий, синергийный подход – когда молодежь осознает себя частью Церкви и вместе со священнослужителями пытается преобразовать мир на тех принципах, которые завещаны нам Господом нашим Иисусом Христом. Вот этот третий подход является самым эффективным. Когда молодежь тормошит своих священников, которые зачастую ничего не хотят делать на приходах по молодежному служению, и когда священники, наоборот, хотят что-то делать, а молодежь никак не отзывается, это ощутимых результатов не приносит. А вот когда налицо имеются совместные усилия с обеих сторон, то и получается этот удивительный сплав, возникает молодежный сегмент Церкви, создаются клубы, в которых преобладающей темой является изучение Священного Писания и вообще воспитание себя согласно традициям Русской Православной Церкви. Это не просто теоретические измышления − проекты таких молодежных клубов сейчас очень успешно реализуются при различных приходах Саранской епархии, причем не только в Саранске, где действуют Саранское духовное училище, Союз православной молодежи Мордовии и молодежный клуб при Феодоровском кафедральном соборе. Интересный опыт работы с молодежью есть в Ковылкинском, Ромодановском и Лямбирском благочиниях. Наработан солидный опыт проведения совместных православных лагерей, который нужно всячески развивать.

Это вовсе не означает, что всё у нас в этом вопросе хорошо. Каких-то универсальных тактик и стратегий по работе с молодежью просто не существует. Одна из главных проблем, с которой мы продолжаем сталкиваться и по прошествии двадцати лет, – отсутствие хорошей методической базы. Да, она постепенно нарабатывается, уже созданы определенные методики, например, в проведении евангельских бесед с молодежью, в организации детских или молодежных лагерей, походов, паломничеств. Очень интересная тема – семейные православные лагеря; они сейчас тоже активно развиваются, в том числе и у нас в Саранской епархии.

Все эти механизмы позволяют молодежи развить себя во многих аспектах, и все эти аспекты мы должны учитывать.

На первом месте у молодых людей сегодня – определение в плане образования. В условиях мультикультурализма, когда открыты границы, расширены возможности обучения за рубежом, очень много молодых людей стремится к этому и начинает серьезно изучать иностранные языки. Молодежи свойственно желание приобрести качественные знания в тех или иных отраслях управленческих, технических или гуманитарных наук. Продолжает оставаться актуальным среди молодежи и вопрос национальной и культурной самоидентификации: кто я в этой среде, как я себя осознаю? Если я православный, то почему и насколько я православный?

С 14 до 18 лет проходят не только процессы полового созревания, но и закладываются основные типы созревания мыслительного. Самые важные, глобальные ценности, которые в детстве закладывались в ребенка родителями, в этот период начинают частично или полностью трансформироваться под влиянием совершенно других факторов. На смену семье приходят улица и государство. И на первом месте выступают, конечно же, сверстники и более старшие товарищи, неформальные лидеры неформальных групп. Удаляясь от семьи, от непререкаемого авторитета отца и матери, молодой человек приходит к осознанию себя как части социума. У него появляются новые связи, новые знакомства, и для Церкви в этот период очень важно создать такие  условия, чтобы вход человека в социум происходил в храме или при храме. Нужно добиться того, чтобы именно Церковь, а не улица влияла на формирование молодого человека.

Необходимо помнить, что в этот момент назидательные поучения в работе с молодежью не работают − ее можно заинтересовать только личным примером. Именно в этот период развития молодого человека привлекают разного рода путешествия и походы, в которых он может оценить свои силы и умения. Надо организовывать такие походы и ненавязчиво, где-нибудь в беседе у костра, рассказывать юношам и девушкам о тех или иных традициях Православия, отвечать на их вопросы. При этом не надо стараться стать для них еще одним учителем. Как правило, авторитет учителя, авторитет главных членов семьи – папы и мамы – после 14 лет очень серьезно колеблется. Именно с этим связано нежелание детей в старших классах ходить в школу, которое приводят к конфликтам с педагогами.

Период взросления человека неизбежно сопряжен с максимализмом в том, что касается выбора модели поведения. У подростков обострено чувство справедливости, они хотят, чтобы всё было так идеально, как это декларировалось в детстве, чтобы в окружающем их мире не было лживости и обмана, а было чувство братства, чувство локтя, чувство группы, товарищества, которое за тебя постоит, заступится, если тебя кто-то будет обижать. Среди моральных ценностей, которыми руководствуется молодежь, на первом месте стоит ценность дружбы, в которую постепенно входит свое гендерное осознание, то есть ценность дружбы с противоположным полом. В этот период молодой человек начинает искать себе друзей, с которыми было бы интересно общаться, начинает задумываться о том, не найти ли ему себе вторую половину. Происходят первые знакомства юношей с девушками, и было бы неплохо, если б эти знакомства происходили на встречах, организованных внутри православных клубов.

Очень важным был и остается для молодежи вопрос интеллектуальной, духовной свободы. И Церковь может дать молодому человеку это ощущение свободы и осознание правильного устройства мира, даже его светской модели, в которой у руля стоят порой не самые лучшие люди. Высказывания апостола Павла о том, что всякая власть от Бога установлена, означает, что любое безвластие есть хаос. И в этой борьбе за власть, в этом хаосе не всегда побеждает лучший. Это извечная проблема, и человек верующий – это человек наиболее лояльный, правильно понимающий внутреннюю структуру устройства государства как некоей формы обеспечения стабильности. При этом неважно, какая именно форма у этого государства, социалистическая, коммунистическая, капиталистическая и какая-то еще, если она обеспечивает свои основные функции: безопасность человека, возможность свободного труда, возможность социальной защиты и так далее.

Молодежью, в юридическом смысле, считаются люди от 14 до 35 лет. Но это очень широкий диапазон. На какой именно возрастной слой в первую очередь направлена деятельность Церкви?

– К каждой возрастной аудитории должен быть разный подход, должны быть разработаны десятки методик, стратегий и тактик, которые позволяли бы охватывать всех людей и вести их по жизни. Главное – чтобы молодой человек не ушел из Церкви, и именно для этого необходимо повсеместно создавать молодежные клубы. Ведь как получается: подросток окончил воскресную школу, а что ему дальше делать – не знает. Да, все замечательно, он обучился основам православной культуры, сначала, в 4-5 классе – по федеральному учебнику, потом в 6-7 классе – по учебнику, который предлагается региональной системой образования. И что дальше молодому человеку делать в Церкви? Тут очень важно, чтобы батюшки не считали свою миссию выполненной, типа: вот, мы вручили тебе диплом об окончании воскресной школы, теперь ты стал православным и все знаешь. Это очень опасно, потому что именно в этот момент молодой человек может просто уйти и кинуться во все тяжкие, в уличную групповщину, которая влечет за собой поведение, противоречащее общепринятым нормам человеческого общежития, включая курение, пьянство, драки и так далее.

В храме и при храме должны быть созданы все условия, чтобы молодой человек, закончивший воскресную школу, мог пойти куда-то дальше. Пусть это будет клуб авиамоделистов, педагогический отряд или какая-то спортивно-патриотическая секция – в зависимости от его способностей и интересов.

Здесь нужно работать комплексно, и Церковь как социальный институт постепенно осваивает эти важные факторы работы с людьми, начиная с детского сада и начальных классов общеобразовательной школы. Это, прежде всего, привлечение детей в воскресные школы, катехизация. Подросшую аудиторию следует вовлекать в молодежные клубы по интересам, евангельские кружки, семейные клубы и театры. Очень полезно добровольчество, когда молодой человек приучается к служению бедным и больным. Всё это вместе и создает тот фон, который постепенно растит человека. Он находится в постоянном социальном взаимодействии и при этом не выпадает из фона, остается внутри Церкви.

Ведя такую работу, надо помнить, что молодежь и дети – два совершенно разных контингента. Ребенка 4-5 класса можно посадить за парту и прочитать ему какую-то лекцию, рассказать сказочку. С молодым человеком это не сработает. В любом случае, подростку одной только лекции будет недостаточно, нужно взять его и куда-то повести: реставрировать храм, восстанавливать родник, играть в футбол или хоккей, кататься на лыжах, посещать с паломничеством святыни. Когда человек вовлечен в активную деятельность, когда он этим живет, у него будем меньше времени на совершение всяких глупостей, которые рано или поздно приведут к реальным неприятностям.

Очень важен для формирования личности молодого человека сравнительный фактор сопереживания чужому горю. Столкновение с серьезными проблемами других людей оказывает формирующее воздействие: молодой человек начинает понимать, что такое настоящее счастье, настоящая беда, настоящее горе. До посещения в больнице или на дому тяжело больных людей, он считает, что горе – это когда родители не дали сто рублей на покупку любимого компакт-диска, а оказывается, горе – когда ты не можешь ходить, не имеешь возможности передвигаться. Когда в онкологическом отделении юноша видит 15-летнюю девушку с абсолютно лысой от курса химиотерапии головой, поверьте, это производит очень сильное впечатление. Ведь надо как-то жить дальше. Такое сопоставление личных и чужих проблем очень важно, оно возвышает душу.

Отец Александр, за последние полвека в России и в мире возникло множество молодежных субкультур, каждая из которых стремится создать свой обособленный мир, поднявшись над обыденностью. Но есть и такие направления, как, например, рэп. Эта культура, если ее можно так назвать, изначально низовая, люмпенская, упрощенная до примитива. И те, кто этого направления придерживаются, просто не хотят никуда подниматься, упиваясь своей материальной и духовной нищетой. С ними-то что делать?

– Молодежная субкультура, как и наша современная культура, изначально вторична. Есть духовно-моральные ценности, которые свойственны только России, важны и ценны для России. И есть вещи, которые бессмысленны и не имеют никакой цены. В развитие рэпа, как и в развитие любой массовой культуры, способной приносить прибыль, будь то кинематограф или производство игровых приставок, вкладываются совершенно колоссальные деньги. Мы не можем конкурировать с этой индустрией ни по одном параметру. До сих пор не создано ни одной реальной православной компьютерной игры, потому что создание такой игры стоит около пяти миллионов долларов. Мы не может себе такого позволить, нет таких структур, которые были бы готовы вкладывать в это деньги. А ведь в этом направлении нужно работать.

Церкви вообще приходится конкурировать со всеми зрелищными организациями, начиная с музеев и кинотеатров, за время воздействия на личность человека. Надо честно признать, что мы пока находимся в состоянии проигрыша, и все наши попытки вырвать десятки, сотни и тысячи молодых людей из лап этого хищнического мира пока еще очень слабы. Мы пока не можем сказать, что живем в век глобальной молодежной катехизации и воцерковления.

Да, молодежь довольно хорошо относится к Церкви, но судя по тому, что с ее стороны нет никаких реальных предложений по отношению к молодежи, уровень доверия молодых людей к Церкви в ближайшее время будет только падать. Будет появляться все больше людей с сатанистским или с атеистическим мировоззрением, и расслоение молодежи по разным признакам будет все больше и больше. Потому и появляются различные группировки инфернального толка, проповедующие служения сатане, пытающиеся всячески противопоставить себя какой-то традиционности. Очень опасная тема – заигрывание с язычеством, возрождение так называемого ведического славянства, поклонение различным силам природы. Если заглянуть в корень, то нетрудно понять, что это фактически сатанистское направление.

Надо быть очень осторожным в общении с подобными группами людей, но и не общаться с ними невозможно. Чтобы их понять, нужно с ними разговаривать. А чтобы убедить другого, нужно, в первую очередь, понять самого себя, понять, что Христос принес в мир евангельскую весть, Он победил этот мир в Самом Себе, а вот наше участие в этой победе Христа над смертью и тлением определяется именно уровнем участия в жизни Церкви. Мы не можем быть механически спасены, автоматически призваны и уврачеваны Христом, потому что мы очень разные люди с очень разными интересами. И в первую очередь это относится к молодежи, которая находится в постоянном поиске себя.

Что делать с теми, кто из низов выходить просто не хочет? Таких можно обнаружить в любом сообществе, в любой группе. Вот вы приходите в класс, где сто учеников, и у вас будет такое процентное соотношение – 10:80:10. Первая десятка – это отличные ученики, с которыми вы будете общаться и вести диалог. Восемьдесят процентов – середнячки, которые пойдут туда, куда их поведут. И оставшиеся десять – балласт, который вы не сможете заинтересовать сделать что-то реальное, сколько бы вы не говорили и какой бы вы ни были золотой педагог. Отсюда вывод: зачем вам ориентироваться именно на эти десять процентов балласта? Если вы направите на их перевоспитание все свои силы, то в этой ситуации потеряете и восемьдесят середнячков, и десять активистов. Да, возможна разработка каких-то специализированных методик копошения в таких сложных сегментах молодежной субкультуры, но этим должна заниматься не одна только Церковь, а Церковь во взаимодействии с какими-то государственными и общественными специализированными структурами.

Чтобы наши усилия принесли плоды, нужно, чтобы основное ядро православной молодежи составляло звено здоровых, крепких молодых людей. Современный молодой человек – физически крепкий, образованный, начитанный, на него смотрят с уважением, которое должно возрастать после того, как люди узнают, что он еще и православный. Ориентироваться на субкультуры, на грязь, которую они пропагандируют, педагогу просто нельзя. Вообще, нельзя себя настраивать на работу, к примеру, только с сатанистами. Это область, где могут работать только классно подготовленные талантливые специалисты, прошедшие специальный курс обучения, который пока, повторюсь, не разработан. Ни один вуз страны таких педагогов не готовит. Методики возвращение в общество субъектов, получивших «отравление» сектантскими субкультурами, тоже пока нет. Это можно сравнить с криминалистической методикой создания психологического портрета серийных маньяков, которой владеют единицы. Кстати, наши саранские сатанисты, о которых много писали в прессе, сейчас защищают цвета партии «Воля» Светланы Пеуновой... 

Отец Александр, а сами Вы считаете себя молодым человеком? В том смысле – понимаете ли Вы молодых людей, их проблемы?

– Молодой человек – это человек, который все время находится в движении. Я начал заниматься с молодежью, когда сам еще находился в довольно юном возрасте. Еще до армии я вел фотостудию в Саранске, а в армии организовал ротный факультет культуры, о котором писали газеты Сибирского военного округа. У нас вообще был уникальный опыт ведения воспитательной работы среди солдат. Когда я пришел в Церковь, мы открыли одними из первых в стране богословско-катехизаторские курсы, из которых вышло много нынешних священников. Потом по благословению владыки Варсонофия довелось заниматься организацией Саранского духовного училища. Каждому, и особенно священнослужителю, нужно готовить себе смену, потому что мы не вечны и энергия человеческая ограничена. Важно создать систему и воспитать людей, умеющих работать, то есть не тянуть всё на себя, а создать условия и ситуацию, когда люди на местах сами возьмут на себя работу. На это направлены наши обучающие курсы для молодежи: как организовать работу, как спланировать ее.

Очень важно собрать вокруг настоятеля храма группу ребят, которые бы сами работали, отчасти согласуя с ним свои действия, но не в абсолютной зависимости от него. Бывает, что некоторые батюшки начинают злоупотреблять своим положением: «Да как это вы, без моего благословения?!» Молодежь этого не любит и будет таких священников покидать. Надо дать разумную свободу действий и ответственности, сказать: «Ты отвечаешь за добровольчество. Занимайся. Раз в месяц будешь мне отчитываться, говорить, что тебе надо сделать. Организуй поездки, собирай молодежь, проводи обучение и так далее». Все, парень начинает действовать. Он понимает, что это сфера его ответственности. И подбирать эту сферу нужно сообразно со способностями человека. Если он хорошо разбирается в компьютерах, то и поручать ему нужно работу, которая с этим связана, а не толкать в области, в которых он мало что понимает. В этом, кстати, одна из причин того, почему батюшки не могут создать на местах клубы по интересам: они считают, что во всём прекрасно разбираются и лезут во все дела без исключения.

Понимаю ли я молодых людей? Мне кажется, что, как любой человек, не всё понимаю в мыслях и чувствах других. Думаю, честным будет сказать, что я неплохо знаю молодежь, но в этом-то и задача наша как специалистов и педагогов: изучать нужды молодого человека, проводить исследования. Существуют же различные социологические опросы. В прошлом году мы проводили такой семинар в университете, где представители общественных движений высказывались по поводу того, почему возникли стихийные молодежные шествия в Москве, на Манежной площади. Там были высказаны довольно резкие суждения, потому что молодежь не хочет осознавать себя быдлом, не хочет, чтобы ей манипулировали. В стране нет однополярности, нет единого молодежного лидера, который может крикнуть, и сотни тысяч людей встанут под ружье и скажут «Есть!».

Нынешнее время – время многих авторитетов и, одновременно, их отсутствия. Да, конечно, если включить административный ресурс, то можно вывести в защиту или поддержку кого бы то ни было тысячи людей, но в реальности большинство тех, кто выходит на такие митинги, не поддерживают реально тех, кто их вывел: пошли, потому что сказали, потому, что отчислят из университета или уволят с работы.

Используя Ваше сравнение молодежи с классом из ста человек, где активисты, середняки и балласт находятся в соотношении 10:80:10, скажите, сколько из этих ста человек Вам нужно привлечь к себе, чтобы Вы почувствовали, что не зря трудились? Иначе говоря, какой процент молодежи реально можно воцерковить? Сколько в обществе будет воцерковленных людей, ну, скажем, лет через двадцать?

– Дай Бог, чтобы те 4-5 процентов воцерковленных людей, которых мы имеем сегодня, нам удалось сохранить в Церкви. Если мы сможем довести этот процент воцерковления до 6-7, а уж тем более до 10 процентов, это будет уже хорошо. Идеи воцерковления общества, объявленные Святейшим Патриархом, задекларированы, но только начинают реализовываться. И, как и во всяком живом организме, мы заранее не можем сказать, получится это или нет. Мы должны верить в успех и честно делать свое дело.

Некоторые подходы Святейшим определены: если у нас будет больше количество приходов на душу населения, то мы просто физически будем охватывать большее количество людей, священник будет ближе к народу, а епископ будет ближе к священникам, и тогда вот это реальное воздействие даст толчок к работе с молодежью на местах. В этой ситуации есть надежда, что положение немного улучшится. Насколько именно. сказать трудно. Смотреть на это оптимистично у меня пока нет веских оснований. Я не считаю, что в ближайшие десять лет мы воцерковим 50 процентов людей в возрасте от 14 до 30 лет, − это непосильная и невозможная задача. Для того чтобы решить эту задачу кардинальным образом, нужно очень серьезно изменить политику государства в сфере патриотического и духовно-нравственного воспитания. Достаточно посмотреть, с каким трудом вводилось преподавание в школах «Основ православной культуры». К тому же Церковь должна вложить в это огромные материальные и человеческие ресурсы, которых у нее просто нет.

Что такое воцерковление молодого человека? Как минимум на 20-25 человек должен быть один педагог, это просчитано еще в советское время и хорошо известно. Так вот, давайте посчитаем: если у нас в России 40 миллионов молодых людей, сколько нужно православных образованных педагогов, чтобы воцерковить их всех? Если не учитывать иноверцев – миллион. Миллион педагогов! В Православной Церкви их столько нет. В России 20 тысяч православных храмов, в которых служат примерно 40 тысяч священников. Это я беру по максимуму. Вот и умножьте эти 40 тысяч на 25-30. Получим около миллиона воспитанников. То есть с таким человеческим ресурсом, даже при очень активной работе, получится охватить не больше 2,5 процентов молодежи. Это наш предел.

Как Вы думаете, почему молодежь более склонна верить в вымышленные чудеса эпопеи о Гарри Поттере, чем в реальные чудеса Православия? Потому что эти заклинания и взмахи волшебными палочками красиво поданы?

– А почему молодежь так увлечена компьютерными играми? Это просто попытка жить в некоем иллюзорном мире, попытка уйти от жесткой и жестокой реальности, например, необходимости сдавать ЕГЭ, родителей, которые ругают за непослушание, непонимания среди одноклассников. В виртуальном мире ты сам герой, ты главный, ты победил всех, ты можешь в компьютере выбрать себе любое оружие. Вот и выбор: быть в сказке героем, или в жизни – изгоем? Ответ, по-моему, очевиден. Так же и с Гарри Поттером. Дети и подростки ассоциируют себя с ним как неким победителем сил зла.

Кстати, с этой книгой всё не так просто. В поттериане недостаточно просто взмахнуть волшебной палочкой и выкрикнуть заклинание. Автор − Джоан Роулингз – создавала мир своих героев не так примитивно. Это сказка не про бесов, которые разбираются между собой, как может показаться на первый взгляд. Это сказка про то, что только любовью и трудом можно достигнуть победы над злом и над хаосом мира. И все большие свершения Гарри Поттера связаны вовсе не с тем, что он взмахнул волшебной палочкой, а с тем, что он готов пожертвовать собой, и только в этой ситуации это «волшебство» работает. Вспомним, с чего вообще начинается эта книга. С того, что его родители отдают себя в жертву, погибают ради того, чтобы их ребенок остался жив. Разве это не выдающийся пример самопожертвования?

Так что полезное зерно можно найти даже в куче мусора, нужно только повнимательнее приглядеться.

Вопросы задавал Михаил ИШЕНИН

 


Как помочь нашему проекту?

Если вам нравится наша работа, мы будем благодарны вашим пожертвованиям. Они позволят нам развиваться и запускать новые проекты в рамках портала "Приходы". Взносы можно перечислять несколькими способами:

Yandex money Яндекс-деньги: 41001232468041
Webmoney money Webmoney: R287462773558
Банковская карта
       4261 0126 7191 6030

Также можно перечислить на реквизиты:

Автономная некоммерческая организация «Делай благо»
Свидетельство о регистрации юридического лица №1137799022778 от 16 декабря 2013 года
ИНН – 7718749261
КПП – 771801001
ОГРН 1137799022778
р/с №40703810002860000006
в ОАО «Альфа-Банк» (ИНН 7728168971 ОГРН 1027700067328 БИК 044525593 корреспондентский счет №30101810200000000593 в ОПЕРУ МОСКВА)
Адрес: 107553 Москва, ул. Б. Черкизовская д.17
Тел. (499) 161-81-82,  (499) 161-20-25

В переводе указать "пожертвование на уставную деятельность".

Если при совершении перевода вы укажите свои имена, они будут поминаться в храме пророка Илии в Черкизове.

Яндекс.Метрика