Ювенальная юстиция: защита прав ребенка или разрушение института семьи?

07.02.2013
Одним из сравнительно новых и наиболее пререкаемых явлений нашей жизни стала так называемая ювенальная юстиция. Ее противники говорят об опасности вмешательства государства в жизнь семьи и невозможности оценивать благополучие детей наличием у родителей материального достатка, рассказывают о потенциальных и уже имеющихся злоупотреблениях со стороны социальных служб, которые порой в досудебном порядке забирают ребенка из семьи, почему-либо показавшейся им недостаточно хорошей. Всем памятны получившие широкую огласку случаи, когда детей помещали в приют из-за того, что соцработник обнаружил,  что помещение, где они живут с родителями, давно не ремонтировалось или что в холодильнике нет фруктов.

При этом выступающие за внедрение в нашей стране ювенальной юстиции напирают на то, что это понятие означает всего лишь реабилитационное правосудие для подростков. Впрочем, предлагаемые изменения в законодательство и порядок правоприменения затрагивают уже и такие сферы, как профилактика детской преступности, социальное положение семьи и защита прав несовершеннолетних. При этом не только отдается безусловный приоритет правам ребенка, но и рассматриваются они вне контекста семейных отношений и прав родителей на воспитание своих чад. О том, что реализация этого принципа в крайнем своем выражении может привести к тому, что ребенка могут изъять из семьи, так как мать запретила ему перед обедом есть сладкое, на собственном опыте смогла узнать живущая в Финляндии Валентина Путконен.

Сторонники ювенальной юстиции ссылаются на Конвенцию о правах ребенка, к которой присоединилась и наша страна, но ведь в этом международном документе зафиксированы, в том числе, право на заботу родителей и право на то, чтоб ребенка с ними не разлучали.

Еще в 1998 году был принят Закон «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», в котором введено понятие «дети, находящиеся в трудной жизненной ситуации». Помимо несовершеннолетних с отклонениями в поведении и детей, жизнедеятельность которых объективно нарушена в результате сложившихся обстоятельств, к этой категории были отнесены и те, кто воспитывается в малоимущих семьях. Появившиеся в 2008 году в Семейном кодексе положения предусматривают изъятие из семей детей, находящихся в «трудной жизненной ситуации». А ведь по умолчанию малоимущими  являются не только неполные, но и просто молодые семьи, решившие завести детей, – родители просто в силу возраста еще не сумели приобрести достаток, который мог бы удовлетворить тетенек из социальных служб. Да и эффективность работы соцработников зачастую оценивается не по количеству семей, которым удалось оказать помощь, а по числу детей, которых изъяли у отцов и матерей.

Таким образом, опасности потерять своих чад подвергаются многие родители в нашей стране, и особо остро чувствуют пагубность предлагаемой и уже входящей в нашу жизнь ювенальной системы православные, в семьях которых нередко бывает по три, пять и более детей.

В ответ на чаяния людей Архиерейский Собор сформулировал позицию Русской Православной Церкви по реформе семейного права и проблемам ювенальной юстиции. В принятом 4 февраля 2013 года документе во избежание «жонглирования» формулировками, как это принято сейчас при обсуждении данной темы, прежде всего, сформулированы ключевые понятия. Так, под «ювенальной юстицией» понимается, во-первых, совокупность правовых норм в отношении несовершеннолетних жертв преступлений и несовершеннолетних преступников, во-вторых - совокупность государственных и общественных институтов, призванных обеспечить защиту детей от противоправных действий, а также от факторов, отрицательно влияющих на их развитие.

Церковь неустанно заботится об укреплении семьи как богоустановленной ценности. О том, какими должны быть отношения в семье, напоминает, в частности, пятая Заповедь Божия: «Почитай отца твоего и мать твою, [чтобы тебе было хорошо и] чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе» (Исх. 20:12). А апостол Павел призывает: «Дети, будьте послушны родителям вашим во всем, ибо это благоугодно Господу. Отцы, не раздражайте детей ваших, дабы они не унывали» (Кол. 3:20-21).

«Церковь, утверждая, что духовно здоровая семья — важнейшая основа благополучия общества, открыта к сотрудничеству с государством и различными общественными силами в вопросах защиты семьи и детства», - констатируется в документе. В частности, выражается поддержка усилиям государства, направленным на защиту детей от преступных посягательств, в тех случаях, когда родители сами не могут или не стремятся защитить детей, даже если это приводит к лишению родительских прав как к самой крайней мере. При этом в случае, если передача ребенка на воспитание лицам, не являющимся его родственниками, неизбежна, необходимо обеспечить преемственность его воспитания в религиозном и культурном отношении, напоминает Собор, принявший документ.

Вместе с тем Церковь утверждает, что государство не имеет права на вмешательство в семейную жизнь, кроме случаев, когда существует доказанная опасность для жизни, здоровья и нравственного состояния ребенка и когда эту опасность нельзя устранить через помощь родителям и через методы убеждения. «При этом действия государственных органов должны быть основаны на четких и однозначных правовых критериях, - напоминают участники Собора. -  Именно родители должны определять методы и формы воспитания детей в границах, очерченных необходимостью обеспечения жизни, здоровья и нравственного состояния ребенка. Это является Богом предначертанным правом и обязанностью родителей».

В «Позиции Русской Православной Церкви по реформе семейного права и проблемам ювенальной юстиции» подчеркивается: недопустимо, чтобы вмешательство государства в жизнь отдельных семей, которое видится оправданным лишь в исключительных ситуациях, приводило к подрыву института семьи, к ограничению стремления родителей воспитывать детей в традиционных культурных, религиозных, социальных и иных ценностях.

Авторы документа напоминают, что лучший способ предупредить возникновение упомянутых проблем и разрешить большинство из них — это поддержка здоровой семьи, помощь проблемным семьям, поддержание крепких связей детей и родителей, а также популяризация положительного образа семьи.  Так, в православной пастырской традиции накоплен опыт помощи неблагополучным семьям, позволяющий одновременно защитить ребенка и способствовать сохранению семьи. Этот опыт мог бы быть в большей степени востребован в современном обществе.

Кроме того, отмечается необходимость изменения системы исполнения наказаний по отношению к несовершеннолетним преступникам, дабы она не приводила к ожесточению детей, делая их частью криминального сообщества.

В принятом Собором документе упоминается, что современному подходу ряда стран к ювенальной юстиции свойственно искусственное противопоставление правам родителей прав ребенка и придание последним безусловного приоритета, что противоречит библейским основам семейных отношений, ибо нельзя расширять права детей за счет сужения прав их родителей, а также искусственно противопоставлять права одних правам других: «Наряду с правами детей должно быть признано наличие их обязанностей, в том числе в отношении родителей и семьи. Не может существовать прав детей на духовно и нравственно необоснованное непослушание родителям, на безнравственные действия и половую распущенность, на неуважение к старшим и сверстникам, на дурное поведение».

Вопрос о введении и распространении ювенальной юстиции затрагивает многие страны, расположенные на канонической территории Русской Православной Церкви; в ряде этих стран введение системы ювенальной юстиции противоречит основам национального права, в равной мере гарантирующего защиту семьи, материнства и детства, отмечается в документе. Более того, даже если в каких-то странах система ювенальной юстиции не противоречит национальным правовым стандартам, необходимо соотносить возможность ее введения с традиционным пониманием семейных ценностей, позицией религиозных общин и мнением населения.

Какое-либо ущемление преимущественного права родителей на воспитание детей справедливо не приемлется широкими кругами общества, и Церковь поддерживает эту обеспокоенность и солидарна с ней. «Важно учитывать сложную по своему существу организацию семейной жизни, где тесно переплетаются социальные, психологические, бытовые, физиологические, финансовые, культурные и другие факторы. Вмешательство чиновников в эту деликатную область может повлечь за собой трагические ошибки, перегибы, злоупотребления, жертвами которых станут, в первую очередь, сами дети», - отмечается в документе.

В нем также говорится о том, в законодательстве должна быть предусмотрена ответственность должностных лиц за необоснованное изъятие детей из семей, их удержание и за иные злоупотребления. При этом следует всемерно поддерживать и укреплять традиционные семейные ценности, противостоя попыткам их девальвации. Все составляющие системы защиты детей должны быть адаптированы к их национальной культуре и традициям.

При этом говорится о недопустимости сбора, электронной обработки, хранения и несанкционированного распространения избыточных персональных данных, касающихся семейной жизни.

Церковь напоминает о неприемлемости существующей практики изъятия ребенка из семьи под предлогом недостаточного уровня материального благосостояния: «Отсутствие у родителей достаточных материальных средств должно быть основанием для оказания семье финансовой поддержки, прежде всего за счет средств государственных или муниципальных бюджетов. Недостаток средств у родителей не может рассматриваться в качестве условия применения органами опеки и попечительства мер, направленных на фактическое разрушение малообеспеченной семьи, в частности, путем изъятия детей у родителей».

Отмечается, что такое изъятие базируется, как правило, на расплывчатых или необъективных критериях «низкого уровня развития ребенка», «ненадлежащего воспитания» или «психологического насилия». Поэтому, с позиции Церкви, акты национального законодательства должны содержать конкретные нормы, которые регламентировали бы применение крайней меры - изъятия ребенка из семьи, чтобы исключить свободную и, часто, субъективную интерпретацию закона. Кроме того, в документе упоминается о реальной угрозе возникновения ситуации, при которой у детей появятся стимулы подавать в правоохранительные органы жалобы на собственных родителей, - то есть, по сути, возможно создание системы доносительства и стимулирования несовершеннолетних к нему. Данные варианты развития событий опасны тем, что оставляют поле для коррупции и чиновничьего произвола, особенно в случае использования оценочных понятий в нормативных актах, а также разрушают духовно-нравственную сферу ребенка, отмечают участники Архиерейского Собора.

Церковь свидетельствует:  «Существуют основанные на обстоятельствах жизни граждан ряда стран опасения, что методы ювенальной юстиции могут быть применены для насаждения нерелигиозного мировоззрения и для ограничения религиозной свободы, в частности, права родителей определять мировоззрение и формировать нравственные убеждения ребенка, побуждать его к участию в церковной жизни, соблюдению постов и других религиозных предписаний. Церковь категорически заявляет о неприемлемости такого подхода. Примечательно, что согласно статье 5 Конвенции о правах ребенка государство должно уважать права общины, в которой воспитывался ребенок, и, согласно статье 20, соблюдать религиозную преемственность в случае необходимости помещения ребенка в приемную семью. Таким образом, при решении, с кем будет проживать ребенок, органам опеки следовало бы учитывать желание не только ближайших родственников, но и крестных родителей стать опекунами ребенка, поскольку они были избраны родителями для воспитания их детей и восприемниками в соответствии с традициями Русской Православной Церкви».

По мнению участников Собора, любые законопроекты и административные меры в сфере семейных отношений должны быть вынесены на широкое и открытое обсуждение педагогов, родителей, ученых, духовенства, представителей правоохранительных органов; полезным является и участие духовенства в дискуссиях по данной проблематике.

В принятом Архиерейским Собором документе «Позиция Русской Православной Церкви по реформе семейного права и проблемам ювенальной юстиции» говорится, в частности, о необходимости отстаивать гарантии прав родителей на воспитание детей в соответствии со своими мировоззренческими, религиозными и нравственными убеждениями, на разумное определение их распорядка дня, режима питания и стиля одежды, на побуждение их к исполнению семейных, общественных и религиозных обязанностей, на регламентацию общения с лицами противоположного пола и доступа к информационным материалам, а также на физическое ограждение от действий, наносящих вред их духовному, нравственному или телесному здоровью.

При наличии озабоченности содержанием законодательных или подзаконных актов, принимаемых в данной сфере, а также конкретными нарушениями прав родителей на воспитание детей и случаями неоправданного вмешательства во внутреннюю жизнь семьи, Освященный Архиерейский Собор призывает православных христиан обращаться в профильные епархиальные структуры, а если вопрос требует общецерковного рассмотрения — в Патриарший совет по вопросам семьи и защиты материнства. При этом признается необходимым создание региональных церковных комиссий по вопросам семьи и защиты материнства на епархиальном и, где это представляется возможным, - на благочиннических уровнях. Видится возможной и поддержка Церковью родительских комитетов и других общественных объединений, защищающих права родителей на воспитание детей.

«Важно в рамках диалога с государством выработать механизм присутствия представителей духовенства от епархий и благочиний на постоянной основе как наблюдателей, консультантов или экспертов в государственных органах опеки на всех региональных уровнях, - говорится в документе. -  Обращения верующих, после соответствующей экспертной оценки, будут рассматриваться в ходе церковно-государственного диалога и служить основанием для печалования Церкви перед органами государственной власти».

Наталия Бубенцова

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓

Яндекс.Метрика