Спасение взятых на смерть

07.05.2015 765.png

Есть устоявшееся выражение «на войне неверующих не бывает». Наверное, действительно, когда смерть буквально заглядывает в глаза, гораздо легче отбросить все наносное, неглавное в жизни, которая вот-вот кончится. Наверное, никто не сможет сосчитать, сколько чудес Божиих совершилось в ответ на краткие, но столь искренние молитвы солдат на поле боя или мирных людей, оказавшихся втянутыми в воронку войны. Далеко не о всех таких случаях становится известно – многие из них похоронены в глубинах сердец тех, кто в момент предельной искренности обратился к Богу и получил от Него в ответ помощь в казалось, бы безнадежной ситуации. Но порой о таких чудесных событиях становится известно, некоторые имеют продолжение. Одно из них – спасение в 1942 году приговоренных гитлеровцами к расстрелу жителей деревни в  Каменецком районе Брестской области.

878.png

В память об этом в Рожковке в 1943 году был построен храм, в котором доныне находится необычное деревянное изображение Божией Матери, переданное жителям спасенной деревни… немецким майором.  Именно ему явилась Божия Матерь, призвав спасти приговоренных к смерти мирных жителей, для которых уже был выкопан большой ров в земле. Впоследствии, когда этот ров засыпали, на его месте установили поклонный крест.

По информации сайта Брестской епархии, на основе этого образа в 2008 году иконописцами Александро-Невской лавры была написана согласно канонам Православной Церкви икона Божией Матери «Рожковская».

Каждый год 28 сентября жители селения молитвенно вспоминают чудесное избавление ходатайством Пресвятой Богородицы, совершают крестный ход.

Предлагаем читателям рассказ о «Рожковской Спасительнице».

 

Первым, что мне бросилось в глаза в этой маленькой деревенской церквушке, была икона Богородицы, покрытая, как это часто делают в Белоруссии, белой кружевной тканью. Образ был явно не канонический. Внизу дата: «28.9.1942».

– Матушка, что это за икона? – обратилась я к пожилой женщине, стоявшей за свечным ящиком.

– Это наша «Рожковская Спасительница», – приветливо ответила женщина.

– Немного странная… не православная.

– А она и есть неправославная. Ее немецкий художник вырезал.

– Немецкий художник?

Это было совсем неожиданно.

– Матушка, расскажите, это как-то связано с войной?

– Верно. Эта икона была вырезана в память о явлении Богородицы осенью 42-го.

– А почему художник – немец?

– Так ведь немец Ее и увидел!

И рассказала мне следующее:

– Нас фашисты в тот день к расстрелу приговорили – все 57 семей. За помощь партизанам. А деревню постановили сжечь.

Сначала согнали мужчин, заставили рыть ров. Потом и нас выстроили у самого края… Я тогда совсем крохой была, уцепилась за материн подол, реву, молюсь... Все молились: «Господи, помилуй! Царица Небесная, помоги!»

170714-yama01.jpg

Вдруг над головой шум – будто рокот мотора. Смотрим – самолет в небе. Прямо к нам летит. Приземлился на поляне, летчик выскакивает, руками машет, кричит что-то, а что – не поймем. Видим только, как он что-то быстро рассказывает ихнему главному – тот аж побледнел. Потом повернулся к нам и говорит: «Казнь откладывается на два часа».

Это нам полицай перевел.

Мы стоим, понять ничего не можем, только еще громче молиться стали.

Через два часа – солнце уже высоко было – вновь стали готовиться к расстрелу. И вдруг – тот же самолет. Летчик бежит, радуется, бумагой машет…

– Что же это было?

– Мы сначала и сами не разобрали. Поняли только, что казнь отменяется, кто-то за нас заступился. А потом полицай объяснил. Немец тот летел из Беловежа в Берлин. Вдруг видит – Женщина по небу идет с Младенцем на руках. Прямо рядом с самолетом. И говорит ему: «Найди на карте деревню Рожковка. Поменяй курс, лети туда. Там на поляне гибнут невинные люди. Останови расстрел».

– И он послушался?!

– Как видите! Прилетел, рассказал все, как было, попросил об отсрочке. Сказал, что привезет приказ об отмене казни. Отсрочили, да только никто не поверил, что ему удастся привезти приказ. А он привез.

170714-osviashenie02.jpg

Я молчала, не зная, что сказать. Уж очень невероятной показалась мне эта история. Затем все же спросила:

– А храм? Наверное, недавно построили?

– Тогда же, в 42-ом. Еще до зимы освятили, в честь Казанской иконы Божией Матери.

– А что случилось с летчиком? Дожил до конца войны?

– Еще как дожил! Он еще лет тридцать после этого прожил. А вернувшись из Рожковки, первым делом обратился к художнику, попросил его вырезать икону Богородицы, такой, какой он Ее видел в тот день. Вот это она и есть.

Я подошла ближе к «Рожковской Спасительнице». Краски были настолько яркими, как если бы икона была закончена вчера.

– Когда же он вам ее передал?

– Не передал, сам привез. На освящение храма.

– На освящение храма? – не в силах скрыть изумления воскликнула я. – Да ведь она совсем новая! Ее, наверное, только что отреставрировали?

– Ее ни разу не реставрировали, – улыбнулась женщина. – Она сама обновляется.

675.png

Вернувшись домой, я поспешила войти в интернет и прочитала все, что смогла найти о тех давних событиях.

Нет, майор Эмиль Хербст не был святым. После чудесного явления он продолжил воевать на стороне Третьего рейха и даже, по приказу командования, руководил карательной операцией. Но в тот день, 28 сентября 1942 года, он сделал, возможно, самый важный выбор в своей жизни, и этот выбор определил его дальнейшую судьбу.

– Я абсолютно уверен, что уцелел во время войны только потому, что послушался Божию Матерь, – не раз повторял Хербст. – Ведь Она мне так и сказала: «Если не заступишься, погибнешь страшной смертью. Но если сделаешь, как Я тебе велю, милость Божия не оставит тебя и твоих родных». Она сдержала Свое слово.

Александра НЕМТИНА,
член Союза писателей Москвы

Рассказ опубликован сайтом «Проза.ру» 

 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика