Корабль вечности

10.07.2015

Воскресенский собор Вологодского кремля

Памятные даты храма – это обычно годовщины его освящения или обновления. Но бывают и другие – годовщины событий, вплетающих тот или иной храм в полотно истории, как гражданской, так и церковной. Почти два столетия назад в Воскресенском соборе Вологодского кремля был совершен монашеский постриг будущего святителя Русской Церкви Игнатия (Брянчанинова)…

Соборная горка

Вологодский Кремль! Священное место, молитвенно-духовный центр вологодской жизни. Придите сюда тихим ранним безлюдным утром, когда восходящее солнце обливает своим трепетным золотистым светом главы Софии, прислушайтесь, откройте своё сердце, и вы услышите неторопливую поступь Грозного царя, шумный говор петровских гренадер, услышите шелест знамён и молебное пение дружины Вологодского ополчения, выступающей в поход на защиту Севастополя…

Удивительное благодатное место – соборная горка. Здесь живёт история. Не устаю я приходить сюда вот уж скоро семьдесят лет. Церковные главы, перезвоны колоколов, дружный посвист ласточек в синеве неба говорят о вечности, о России.

Горка воспринимается как единое целое, как созданное искусным зодчим одновременно. А ведь это не так. Единая вера собрала и объединила здесь в одно нерасторжимое целое самые разновремённые эпохи и стили.

Памятники архитектуры образуют редкий по красоте ансамбль, в котором ни один памятник не противоречит общему настрою, но все дополняют и обогащают друг друга. История собрала в этом уголке Вологды памятники архитектуры, начиная с XVI (Софийский собор) и до XIX (Церковь Александра Невского) веков.

Наш рассказ об одном из них.

«Теплый» собор

Известно, что на площади стоят два собора: Софийский и Воскресенский, почему в прежние времена площадь так и называлась – Соборная, но, если первый упоминается во всех путеводителях, то о втором порой говорится вскользь, бегло, а то и вовсе его обходят молчанием. А он звучит важной, необходимой нотой в соборном ансамбле. Когда в XIX писали «Вологодский кафедральный собор», то имели в виду Софийский и Воскресенский соборы. О последнем, как правило, уточняли: тёплый. Это уточнение позволяет догадываться, по какой причине архиепископ Иосиф (Золотой; 1721 - 1774) решил построить недалеко от Софийского новый собор. Софийский собор был вместителен, но имел один существенный недостаток: он не отапливался. В сильные морозы в нём не только трудно было совершать службу, но и просто находиться внутри, молиться.

Начало строительства относится к 1757 году. Тогда у северной стены Софийского собора начались работы по возведению каменного Сретенского (так первоначально намеревались освятить его) собора.

Если Софийский собор строили с великим тщанием и сложенное за день укрывали лубом (древесной корой), чего ради «оная церковь крепка на расселины», то, видимо, новый собор возводили не столь старательно. Собор строили больше десяти лет, но появились сомнения в прочности постройки. Эти сомнения разделил и приехавший из Коллегии экономии для освидетельствования постройки чиновник Карл Паульсон. Он обнаружил эти самые расселины (трещины) в сводах, на арках и в самих стенах. Постройку собора остановили, а затем почти завершённый строительством собор разобрали до основания.

Вполне возможно, что дело обстояло не в небрежном строительстве, ведь строили всё-таки храм. Быть может, были проблемы с грунтом – поблизости протекает река, велика возможность плывуна.

Случаи обрушения зданий были не так уж редки. В памяти вологжан ещё жива была память, как меньше ста лет назад, в 1691 году, рухнула недавно построенная церковь во имя Всемилостивого Спаса, возведённая над обыденным храмом. Тогда «каменные церкви своды «обломилися вси, и стены разрушилися». Жертв удалось избежать только потому, что в храме в тот момент никого не было.

Карл Паульсон остановил строительство собора. Два года ушло на разборку незавершённого строительства, на поиски нового места. Наконец, оно было найдено. Для этого разобрали одну из башен (образец её мы можем видеть в башне, что нынче выходит на проспект Победы).

В 1772 году снова закипела прерванная было работа. На стройке часто бывал владыка Иосиф. Однако ему было не суждено увидеть её завершение: владыка заболел и в 1774 году преставился в селения Небесные, а 30 октября 1776 году епископом Иринеем (Братановичем) новый собор был освящен в честь Воскресения Христа Спасителя.

Собор освятили в честь Воскресения, должно быть, в память Воскресенской церкви на Ленивой площадке, откуда, согласно житию преподобного Герасима, «есть пошла земля Вологодская (ныне та древняя церковь не существует).

Собор строился по проекту архитектора Златицкого и построен в стиле барокко. Принимая во внимание некоторую грубоватость и даже аляповатость форм в отделке деталей, его можно назвать провинциальным барокко.

Когда входишь в этот храм, тебя посещает удивительное чувство. Купол словно парит твоей головой, над головами людей. Этот поразительный эффект достигается при помощи ряда люкарн (оконных проемов в купольной части – прим).

Помимо периодически производившихся ремонтов собор во второй половине XIX века был расписан. По моде тех времён росписи повторяли творения Рафаэля, Леонардо да Винчи и, по мнению Г.К. Лукомского, «внутри собор не представляет решительно ничего интересного». Эти росписи до нас не дошли.

В 1805 году на первом этаже собора (в подклете) был освящён престол во имя Киево-Печерских чудотворцев.

Святыни

Самую большую ценность, несомненно, представляли святыни собора и в первую очередь икона XIV века «Троица Зырянская». Особую ценность ей придавала надпись на зырянском (зырянами называли народ коми) языке. Алфавит для народа коми составил, просветитель этого народа святитель Стефан Пермский, уроженец Великоустюжской земли.

Также большую часть года в соборе хранилась явленная икона Божией Матери «Всех скорбящих Радость», прославленная чудесными исцелениями в 1766 году в Богоявленской церкви, что в Лосте. С момента обретения и до 60-х годов XIX века записано до тридцати чудес, совершившихся у этой иконы.

Риза Божией Матери – сплошная из жемчуга, украшена драгоценными камнями: алмазами, яхонтами, изумрудами. Ризы на предстоящих группах ангелов серебряные, позолоченные. В летние месяцы икона переносится в Софийский холодный собор, но большую часть года находится в Воскресенском.

Не будучи специалистами в этом виде искусства, доверимся знатокам архитектуры, не находящим каких-либо архитектурных достоинств в соборе. Так, Г.К. Лукомский пишет о соборе как о довольно хаотическом и бесформенном сооружении, практически вторят ему и Г.Н. Бочаров с В.П. Выголовым, хотя вологжане за два с половиной века привыкли к собору, полюбили его несколько приземистый объём. Им ближе точка зрения корифея советской школы реставрации В.С. Баниге, когда он пишет, что «всё же это было очень хорошо, что… появилось здание, которое своими барочными формами… поддержало стиль Иосифовского корпуса: без такой поддержки епископские хоромы чрезмерно выделялись бы среди прочих построек.» Также В.С. Баниге утверждает, что здание Воскресенского собора само по себе довольно интересно. Собор способствует возникновению гармоничности соборного ансамбля.

В контексте истории

С Воскресенским собором связано несколько знаменательных событий, оставивших отклик в истории города. В октябре 1824 года Вологду посетил император Александр I Павлович. Для высокого и долгожданного гостя к собору пристроили изящное крыльцо с портиком. По этому крыльцу нынче мы входим в собор. Читая воспоминания вологжан, имевших счастье лицезреть Помазанника Божия и разговаривавших с ним, мы поражаемся той степени любви и благоговения, с какими православный народ встречал своего Государя.

Святитель Игнатий (Брянчанинов): в начале монашеского пути

Посещение царём собора всё же было событием местного значения. Однако в Воскресенском соборе совершилось событие, имевшее значение для всей Православной Церкви. 28 июня (10 июля по новому стилю – прим.) 1830 года в соборе с именем Игнатий был пострижен в монашество вологодский дворянин Дмитрий Александрович Брянчанинов. Кто из православных христиан сейчас не знает этого имени?

Дмитрий Александрович Брянчанинов родился 5 февраля 1807 года в селе Покровском Грязовецкого уезда Вологодской губернии; он принадлежал к старинной дворянской фамилии Брянчаниновых.

В Санкт-Петербурге Дмитрий Брянчанинов окончил Военно-инженерное училище, где стал главой кружка почитателей «святости и чести». Редкие умственные способности и нравственные качества привлекали к нему профессоров и преподавателей училища, соучеников. Он стал известен во всем Петербурге. С особым отеческим вниманием и любовью относился к нему император Николай I. Перед юношей открывалась блестящая светская карьера, но он подает прошение об отставке, желая принять монашество. Прошение не было удовлетворено, и Дмитрий Александрович направился на службу в Динабургскую крепость, где тяжело заболел и вскоре был освобожден от мирских трудов.

По выздоровлении он поступил послушником в Александро-Свирский монастырь. Затем перешел со своим старцем, иеромонахом Леонидом (Львом) в Оптину пустынь.

В монашество он был пострижен епископом Вологодским Стефаном (Романовским) с наречением имени в честь священномученика Игнатия Богоносца. Вскоре его рукоположили в иеродиакона, а затем – в иеромонаха.

Через некоторое время был назначен настоятелем-строителем Пельшемского Лопотова монастыря. 28 января 1833 года возведен в сан игумена. Вскоре он становится известен благодаря своим административным успехам. Будучи назначен игуменом Николо-Угрешского монастыря, без вступления в должность он был вызван в Санкт-Петербург, где ему по Высочайшему распоряжению поручили стать архимандритом Троице-Сергиевой пустыни под Петербургом, которая к тому времени пришла в сильное запустение. Двадцатисемилетнему архимандриту пришлось перестраивать все заново, обитель обстраивалась и благоукрашалась. В период пребывания в пустыни он лично общался и вел переписку со многими деятелями русской духовной и светской культуры. Архимандрит Игнатий переписывался и со своими духовными детьми (ныне известно около 800 таких писем)

Спустя четверть века он был избран епископом Кавказским и Черноморским. Хиротония состоялась 27 октября 1857 года в Казанском соборе Санкт-Петербурга.

Продолжалась Кавказская война. Многонациональный и разноверный состав местного населения был причиной возникновения множества таких вопросов церковно-административного характера, подобные которым даже в мыслях не представлялись архиереям, управлявшим благоустроенными епархиями в центре государства. Важнейшую свою задачу святитель видел в апостольском служении пастве, в умирении мира на огнедышащем Кавказе, в укреплении и расширении здесь Святого Православия. Он ревностно заботился и об устроении богослужения, о нормальных взаимоотношениях духовенства и мирян, об улучшении быта духовенства, повышении его образовательного уровня. Вскоре епархиальные дела были приведены в благополучное состояние. Несмотря на военные действия, реальную опасность попасть в заложники или быть убитым, святитель посетил многие приходы от Тамани до Кизляра.

Недолго – менее четырех лет – управлял епископ Игнатий Кавказской епархией. Тяжкая болезнь вынудила епископа Игнатия летом 1861 года подать прошение об увольнении на покой.

Решением Синода ему было назначено пребывание в Николаевском Бабаевском монастыре. Здесь святитель вел уединенную молитвенную жизнь, создал многие известные сочинения («Приношение современному монашеству», «Отечник» и др.), продолжал переписку с духовными детьми

Здесь же святитель почил о Господе 30 апреля 1867 года. На его отпевании присутствовало около пяти тысяч человек.

Епископ Игнатий в православном сознании стоит в одном ряду с великими подвижниками благочестия, столпами веры. 6 июня 1988 года он был прославлен Русской Православной Церковью в лике святых.

Местночтимый святой

12 марта 1913 года в соборе совершалось отпевание о. Александра Баданина. Обычно священника отпевают в том храме, в котором проходило его служение. Однако возникли опасения, что скромный приходский храм Вознесения не вместит всех желающих проститься со священником, которого высоко чтил сам отец Иоанн Кронштадтский. Опасения оправдались: людей пришло столько, что даже кафедральный собор не мог вместить всех – многие стояли на улице. Отца Александра отпевали епископы Александр, Антоний и Неофит.

На могиле досточтимого пастыря стали совершаться чудеса. В 2000 году отец Александр Баданин прославлен как местночтимый святой. На могиле его и по сей день теплится негасимая лампада.

А в марте 1913 года в соборе совершалась хиротония архимандрита Спасо-Прилуцкого монастыря Неофита (Следникова) во епископа Измаильского. Хиротонию возглавил архиепископ Тихон, будущий Патриарх Всероссийский.

Череда испытаний

Как и всем православным храмам, Воскресенскому собору в богоборческие времена довелось пройти череду испытаний. Из него изымали ценности. А изымать было что – вспомним описание ризы иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость». Сколько на ней было алмазов, других драгоценных камней. Сейчас в нашем государстве происходит справедливый процесс возвращения заброшенных, используемых не по назначению церковных зданий их законному владельцу – Церкви. Жаль, что невозможно вернуть силой отнятые церковные сокровища.

В 20-е годы XX века храм занимала обновленческая община. 3 мая 1938 года собор был закрыт.

В 1950-м в здании открылся художественный отдел областного краеведческого музея. Через два года образуется Вологодская областная картинная галерея

Вспомнив, под какие учреждения приспосабливали Божии храмы (ремонтные мастерские, склады, винзаводы), как издевались над ними, кощунствовали в них, согласимся, что собору повезло: картинная галерея – далеко не худший вариант, тем более, что, оказавшись в умных, бережных руках, она выросла в духовно-просветительский очаг. Немало прекрасных выставок прошло в стенах древнего собора. Его стены видели многих видных деятелей нашей отечественной культуры.

Но всё же храм должен быть только храмом.

Корабль

Постановлением Совета Министров РСФСР от 30 августа 1960 года и указом Президента Российской Федерации от 20 февраля 1995-го Воскресенский собор в составе ансамбля Вологодского кремля определен памятником истории и культуры федерального значения.

Церковь Христову часто сравнивают с кораблём. Сравнение это оживает, когда смотришь на Воскресенский собор от реки. Будто идёт на тебя необычной конструкции корабль. Не видно на нём матросов, не полощут на ветру вымпелы, не слышно команд. Но он идёт через время, преодолевая века и пространства. Никто не может остановить его, заставить свернуть с намеченного Небесным Кормчим курса.

В основе материала –
статья Роберта БАЛАКШИНА,
опубликованная 
сайтом Вологодской митрополии

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика