«Народная дипломатия» алтайского миссионера

10.08.2015 097.png

В нынешнем году празднуется 150-летие присоединения алтайских Чуйских волостей к России. Отмечая это событие вместе со всеми жителями республики Алтай, нельзя не вспомнить о той роли, которую сыграл в его подготовке Михаил Васильевич Чевалков. В истории он остался не только как первый священник из числа алтайцев, заслуживший высокое (а по тем временам весьма высокое) звание протоиерея, не только как миссионер, участник создания алтайской письменности и первый алтайский писатель, но и как выдающийся «народный» дипломат.

В конце XVIII – первой половине XIX столетия территория двух районов горного Алтая (Кош-Агачского и Улаганского), называвшихся тогда первой и второй Чуйскими волостями, находилась под двойным протекторатом – России и Китая. Жителей этих волостей было принято называть двоеданцами. Чуйские волости с землями Чулышманской долины вплоть до устья Чулышмана (район урочища Кырсай) были отнесены китайскими чиновниками к своим владениям в одностороннем порядке, без договора с Россией.

mount_altai_3.jpg

В этот период будущий священник Михаил Чевалков служил толмачом при Алтайской духовной миссии. На должности толмача, затем переводчика церковной литературы он значился на протяжении 45 лет, и уже в весьма зрелые годы был рукоположен в священный сан.

Коренной алтаец, он выучил русский язык, подружившись с детьми единственной в их теленгитском селении русской семьи. Несмотря на многие препятствия – первоначальную настроенность отца против христианских миссионеров, необходимость как старшему из детей кормить семью – Михаил, которого не пустили в школу, многому научился самостоятельно, по книгам младшего брата. Жажду знаний способного юноши заметил основатель Алтайской духовной миссии преподобный Макарий (Глухарев), который помог ему продолжить образование в миссии, а затем привлек к переводческим трудам.

image93.jpg

Создав на основе кириллицы алтайскую азбуку, архимандрит Макарий положил начало письменности местных народов. Переводы православных книг послужили и формированию алтайского литературного языка, что, в свою очередь, стало одним из важнейших факторов объединения разрозненных тюркских народностей на Алтае. Огромную помощь в переводческих трудах преподобному Макарию (Глухареву), как и одному из его преемников – иеромонаху, а впоследствии митрополиту Московскому Макарию (Невскому) – оказал Михаил Чевалков.

В книге митрополита Нестора (Анисимова) рассказывается, что он «чудесно усвоил алтайский язык»: в семье толмача Чевалкова к нему привязались все… и как дивился сам Чевалков и его семья тому, что скоро научился он понимать язык их родины. «Матерь Божия помогла!» – говорил он и стал заниматься вместе с толмачом переложением Священных книг на язык Алтая.

Именно в качестве переводчика Михаил Чевалков летом 1863 года сопровождал в поездке на границу Андрея Густавовича Принтца – офицера российского Генерального штаба в чине штабс-капитана (впоследствии героя русско-турецкой войны 1877–1878 годов). Принтц занимался описанием военных, топографических и экономических подробностей жизни окраин России.

mount_altai_26.jpg

В своём автобиографическом труде «Житие Чевалкова», изданном в русском переводе под названием «Памятное завещание», отец Михаил подробно описывает это путешествие. В обязанности Принтца не входили переговоры о присоединении спорных территорий: в этой командировке он занимался сбором данных об особенностях местности и торговле русских купцов с Китаем на реке Чуе. Фактически дипломатические переговоры Михаил Васильевич вёл по собственной инициативе, подробно рассказывая Принтцу о ходе бесед с местными жителями.

В разговорах Михаил Васильевич выяснил, что китайские чиновники обирали народ, доведя население долины Чулышмана до состояния крайней бедности и используя дань в собственных интересах. Чевалков со своими спутниками разрушил китайские пограничные знаки и убеждал зайсанов и других видных представителей теленгитов перейти в российское подданство. Посовещавшись, местные жители согласились с его доводами, закрепив соглашение рукопожатием.

mount_altai_8.jpg

В следующем 1864 году Михаил Васильевич Чевалков сопровождал в поездке к верховьям реки Чуя томского губернатора Германа Густавовича Лерхе. Вот как об этом пишет сам отец Михаил: «При встрече в селе Алтайском губернатор спросил: "Минувший год ты ездил на Коже-Агач? " Я ответил: "Ездил с Принтцем". Лерхе улыбнулся и сказал: "Ты там взял в плен две волости, а теперь мы поедем туда, чтобы, удостоверившись, написать об этом"».

По приезде губернатора зайсаны подтвердили данное ими Чевалкову год назад  обещание перейти под руку Российского императора. Они поставили свои печати на документах, юридически закрепив результаты усилий «народного дипломата  – Михаила  Васильевича Чевалкова. «Чуйские зайсаны вместе со своими людьми изъявили желание быть в подданстве Белого царя. О чем свидетельствуют их родовые знаки – ТАНГМА, приложенные к прошению», – писал Михаил Васильевич о результатах разъяснений и бесед.

Впоследствии он был включен в качестве толмача в состав делегации для согласования соответствующих документов с китайскими чиновниками.

25 сентября 1864 года между Россией и Китаем был подписан Чугучакский договор, который одним из своих пунктов окончательно закрепил переход Чуйских волостей в российское владение. Жители 1-й Чуйской волости официально были приняты в российское подданство 10 октября 1864 года, а 2-й Чуйской волости – через несколько месяцев,12 января. Летом 1865 года чуйские теленгиты принесли присягу на верность Российской империи.

О миссионерской и литературной деятельности протоиерея Михаила Чевалкова, а также о судьбе места его упокоения читайте в статье «Первый писатель».

В основе материала – публикации сайта Горноалтайской епархии
и портала «Приходы»

Старинные открытки с видами Горного Алтая
опубликованы сайтом Webpark

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика