Диаконов сын из Тобурдановки

30.06.2017 4526.jpg

Из двадцатого века доныне получаем мы как урок примеры удивительных судеб священнослужителей и просто верующих людей, несмотря на революционные бури, гонения, войну сохранивших самое главное – верность Богу и Церкви. Диаконский сын, на заре жизни побывавший беспризорником, но с отличием закончивший семинарию, в самые страшные годы репрессий отказывавшийся нарушать тайну исповеди по требованию НКВД, отсидевший в лагерях и завершивший свой путь, совершая богослужение, отец Валериан из Тобурдановки – один из таких людей.

 

В 1880 году большая семья Степана Цветкова, диакона церкви чувашского села Тобурдановка, пополнилась еще одним мальчиком. Его назвали Валериан. Через некоторое время отец мальчика заболел чахоткой и умер, а за ним последовала и мать, не выдержав непосильных трудов по обеспечению семьи всем необходимым. Валериану тогда едва исполнилось шесть лет. Заботы о детях пришлось принять на свои плечи деду.

Но несчастные сиротки вызывали в нем не только сострадание, но и раздражение. Когда орава ребятишек, помолившись перед едой, рассаживалась по лавкам, дед ставил в центр стола единственную миску с похлебкой, в сердцах приговаривая: «Господи, за что мне наказание такой тяжкий крест нести». Каждый, по старшинству, соблюдая очередность, имел право зачерпнуть похлебку своей ложкой. Маленький Валериан не всегда мог справиться с собой и нередко за нарушение очереди получал по лбу деревянной ложкой. Случалось, рассерженный дед выгонял его из-за стола, и Валера оставался голодным.

В один из летних дней наказанный мальчик в порыве отчаяния ушел из дома. Ушел, куда глаза глядят. Много пережил он во время своего странствия, но возвращаться домой не хотелось – так велика была обида на деда. Наконец, голодный и вконец измученный Валериан набрел на большое село, в центре которого виднелись купола церкви. Кое-как доковылял он до храма и упал без сил на церковных ступенях.

Под утро его обнаружил сторож, принес в сторожку, привел в чувство, накормил, обмыл и представил церковному совету. Оказалось, что Валериан не знал своей фамилии, – в родном селе их звали просто «диаконовы дети». Только и мог сказать, что он из Тобурдановки, отца звали Степаном, и служил он в церкви диаконом. Совет решил оставить Валеру при храме, а фамилию ему дали Тобурдановский по названию села, в котором родился. О том, что он Цветков, Валериан узнал гораздо позже, разыскав одного из братьев.

Стал Валера жить вместе со сторожем-бобылем, прислуживать в церкви и учиться в приходской школе. Он оказался весьма смышлены, и как лучший ученик после окончания школы был направлен церковным советом в Казанскую духовную семинарию «на казенный кошт». Став семинаристом, Валериан сказал себе: «Надо учиться, коль дана такая возможность, закончить семинарию и получить приход». Эта цель стала заветной мечтой юноши. К учебе Валериан относился с большим прилежанием, в своем выпуске был лучшим учеником, и совет семинарии решил направить его для продолжения обучения в Санкт-Петербургскую духовную академию – также за счет государственной казны. Однако молодого человека, мечтавшего о службе на приходе, это не обрадовало, и он решил отказаться от предоставленной привилегии. Однако приход мог получить только священник, а чтобы принять сан, нужно было жениться. У Валериана же невесты не было.

...В небольшом чувашском городе Ядрине жила семья священника Петра Разумовского. Жили они безбедно и ни в чем не отказывали единственной дочери Зиночке. Но чахотка разрушила и эту семью – осталась Зиночка круглой сиротой. Ее опекуном стал друг Разумовских, занимавший должность проректора Казанской духовной семинарии. Он устроил Зину в Казанский пансион для детей – сирот духовенства. Это учреждение готовило будущих жен священников, а также давало им специальность учителя чистописания и словесности. Зина обладала красивым голосом, за что была прозвана Соловушкой. Учитель музыки научил ее играть на скрипке и фортепиано. Закончив пансион, Зина осталась в нем воспитателем.

Опекун добросовестно относился к своим обязанностям и велел Зиночке каждый воскресный день приходить к нему с докладом о своих успехах. Во время одного из таких визитов девушка узнала, что ее жених-семинарист направляется на учебу в духовную академию (он поехал туда вместо отказавшегося Валериана), отчего очень расстроилась и расплакалась. Тогда опекун предложил ей: «Я познакомлю тебя с одним молодым скромным человеком, таким же сиротой, как и ты. Он честный, порядочный, добрейшей души. Выходи за него, и будешь как за каменной стеной».

Через неделю состоялось знакомство Зины и Валериана. С первого взгляда он понравился ей, а она ему – еще больше. Вскоре состоялась свадьба. Опекун был доволен устройством судьбы Зиночки и подарил молодым фисгармонию.

Валериан был посвящен в сан и получил приход в селе Полянки, недалеко от Казани. А Зиночка стала учительницей чистописания и словесности в сельской школе, одновременно руководила школьным хором. Жили они в доме с мезонином, к которому прилегал сад. Церкви принадлежали надел земли и пара лошадей со всеми принадлежностями. Отец Валериан распорядился поделить землю между двумя бедными семьями. К каждой семье он прикрепил по лошади, а в случае надобности ехать по приходским делам запрягал их по очереди.

У отца Валериана и Зинаиды Петровны появились друзья – учителя и священнослужители. По большим праздникам они собирались в просторном доме Тобурдановских. Особенно широко праздновали Рождество Христово. Наряжалась елка, приглашались все дети села, для них готовились подарки, маленьких гостей угощали конфетами и пирогами. Дом звенел радостными детскими голосами.

Вскоре в семье Тобурдановских появились и свои дети: сначала старшая дочь, Зоя, а через некоторое время и младшая, Галочка. С ними прибавилось и забот, и радостей. Но лихая година уже была на пороге...

Как-то раз поздно вечером отец Валериан в церкви готовился к совершению Литургии. Вдруг в дверь постучали. Открыв, священник увидел учителя, к которому он питал особое уважение.

– Отец Валериан, спрячьте меня, – стал умолять тот. – За мной гонится полиция!

Не долго думая, отец Валериан уложил учителя в Гроб Господень, накрыл крышкой, а сверху — Плащаницей. Тут явились полицейские. Учителя не нашли, но отца Валериана стали подозревать в укрывательстве вольнодумцев. Вскоре он был переведен на Кавказ, в Кахетию, в женский монастырь недалеко от города Сигнах.

Зинаида Петровна не прерывала связи со своим опекуном, по ходатайству которого отца Валериана вскоре перевели в Баку. Он стал служить в церкви, находящейся в рабочем районе города Электротоке, а Зинаида Петровна преподавала в школе. Там же учились их дочери.

Когда революция 1917-го докатилась до Азербайджана, отца Валериана перевели в собор, в центре города. Зинаиду Петровну уволили из школы, и она стала регентом в соборе.

В один из дней пришел в храм сотрудник НКВД и потребовал, чтобы отец Валериан подавал ему сведения, которые узнавал на исповеди. Священник категорически отказался нарушить тайну исповеди. Тогда ему предложили «убираться вон», и он перешел в церковные сторожа. Зинаида Петровна, не долго думая, написала опекуну, который в то время был членом Синода. По его ходатайству отец Валериан был переведен во Владикавказ, а затем в Нальчик, но везде служил недолго, так как вновь и вновь отказывался сотрудничать с представителями советской власти. После этого отец Валериан оказался в Георгиевске на Ставрополье, а затем – в станице Александрийской.

 1405413592_staraya-aleksandriyskaya-cerkov.jpg

Молитвенный дом в станице Александрийской. 1960-1970-е годы

В это время уже шла Великая Отечественная война. Станица была оккупирована фашистами, которые приказали церковь закрыть. Однако прихожане чуть ли не каждый день ходили в немецкую комендатуру с просьбами разрешить богослужения. В конце концов разрешение было получено, и отец Валериан возобновил службы. Но когда наша армия освободила станицу, он был осужден на семь лет как предатель – за проведение богослужений на оккупированной территории. После этого Зинаида Петровна уехала в станицу Лысогорскую и в последующие годы служила в церкви псаломщицей, а жила в церковной сторожке.

Отец Валериан вернулся из сталинских лагерей живой, сильно постаревший: без зубов, седой и согнувшийся, но все также преданный Богу и Церкви. Он был назначен настоятелем Пантелеимоновского молитвенного дома в Георгиевске, действовавшего до июня 1962 года и находившегося на углу улиц Ленинградской и Красной (ныне Гагарина). 1405413521_o-isavr-o-valerian.jpg 

Духовенство и прихожане у Пантелеимоновского молитвенного дома Георгиевска.
На обороте фото указана дата: 22 июня 1956 г.,
что может быть недостоверно, судя по одеждам людей.
Сидят: архимандрит Исавр (Стрелков) и протоиерей Валериан Тобурдановский

Недолго им с матушкой Зинаидой пришлось пожить вместе. 13 августа 1956 года во время богослужения отец Валериан упал, потеряв сознание. На следующий день он скончался от упадка сердечной деятельности, прожив 76 лет.

 1405413600_prihozhane.jpg

Духовенство и прихожане
Пантелеимоновского молитвенного дома

Как раз тогда, впервые после долгих лет запрета, Георгиевский совет разрешил похороны по православному обряду, «с выносом». Похоронная процессия с хоругвями, во главе которой шли все священники Георгиевского района, двинулась из церкви в сторону кладбища. По дороге неоднократно останавливались и служили заупокойные литии. Погребение было совершено со всеми подобающими священнику почестями.

В ограде Пантелеимоновского молитвенного дома был устроен поминальный обед. Через сорок дней прихожане Георгиевска и верующие станицы Александрийской также собрались вместе, чтобы помянуть протоиерея Валериана.

1405413579_mogila-2.jpg

Духовенство и верующие у могилы протоиерея Валериана Тобурдановского,
предположительно, на 40-й день после смерти.
За могильный крест рукой держится матушка Зинаида

Матушка Зинаида отошла ко Господу 10 сентября 1965 года на 84-м году и была похоронена рядом с отцом Валерианом. Священник Иларион Сорокин рассказывал что, последнее их земное пристанище находилось на том участке кладбища, где сегодня строится кафедральный собор Георгиевской епархии.

 1405413517_dokumenty.jpg

Свидетельства о смерти отца Валериана и матушки Зинаиды

Позже на могилах супругов Тобурдановских были установлены одинаковые каменные надгробия в виде четырехгранных усеченных пирамид, выкрашенных синей краской, с небольшими металлическими крестами.

Но то ли солнце, мороз и ветер спустя годы уничтожили надписи на этих надгробьях, то ли памятные таблички, отлитые из металла, в конце ХХ века стали добычей вандалов, как и многие таблички с других могил этого кладбища... В общем, когда летом 2001 года началось устройство котлована под фундамент собора, все близлежащие «безымянные» надгробья снесли, а найденные останки перенесли в общую могилу. Но среди них признаков захоронения священника обнаружено не было.

Вероятнее всего, могилы супругов Тобурдановских не попали в зону котлована. Может быть, мы еще узнаем точное их местонахождение. Если же нет, строящийся собор станет им памятником. А имена отца Валериана и матушки Зинаиды многие годы звучат на заупокойных ектеньях во время Божественной литургии в Георгиевском храме Георгиевска.

Подготовил диакон Владимир ШАЛМАНОВ

Публикация сайта Георгиевской епархии

 

 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓