Войти на сайт | Регистрация
При поддержке Управления делами Московской Патриархии

Поем всем храмом?

31.05.2016

u20160211-1.JPG

Для современного человека пение в храме – это почти исключительно исполнение богослужебных песнопений профессиональным хором, при этом прихожане стоят молча, один или два раза за службу по мановению руки диакона присоединяясь к общему пению молитвы. Правда, какое-то время назад в ряде мест стали  предпринимать попытки воссоздать древнюю традицию общенародного пения на Божественной литургии. Как можно побудить прихожан к пению? как соблюсти при этом благочиние при совершении богослужения? какая роль при этом остается за хором и его регентом? Своим опытом управления народным хором делится регент хора Новгородского духовного училища диакон Андрей Кауров.

Отец Андрей, пение молящихся на литургии в Новгородской епархии в последние годы приняло большое распространение. Вы управляете народным хором на архиерейских богослужениях. Расскажите, как это явление возрождалось на новгородской земле?

– Народное пение вполне соответствует традициям Русской Церкви: выражение «идти на пение» означало то же, что «идти на богослужение», а на Поместном Соборе 1917–1918 годов были даны прямые указания организовывать общенародное пение в храмах, особенно таких песнопений, как Символ веры и «Отче наш». Идея возродить народный хор на Новгородской земле родилась давно, но в жизнь она воплощалась постепенно.

Со мной как-то поделился митрополит Новгородский и Старорусский Лев, тогда архиепископ, что в его бытность правящим архиереем в Ташкенте ему нравилась традиция народного пения Акафиста Божией Матери в кафедральном соборе. И духовенство, и народ пели вместе – таким образом, молитва была общим делом. Когда владыку перевели на Новгородскую кафедру, он все время вспоминал это и пытался воссоздать общенародное пение на Божественной литургии. В 2010 году он благословил петь на литургии с народом. Сразу возникло много вопросов, в том числе о создании брошюр, по которым народ мог бы петь.

Нужно было выяснить, какие песнопения и на какие распевы будут посильны для исполнения народом. После каждой литургии проходил «разбор полетов». Постепенно стало ясно, что антифоны народ может петь на первый глас. «Единородный Сыне» обиходного распева легче всего ложился на слух людей. «Святый Боже» болгарского распева известен по всей России – его и решили оставить. У некоторых песнопений достаточно сложный напев, поэтому решено было добавить к тексту Божественной литургии нотное приложение с тремя песнопениями в одноголосном изложении: «Херувимская песнь», «Милость мира» и «Достойно есть».

Мы стремились к тому, чтобы Божественная литургия была делом общим, потому и сам текст последования литургии в изданных брошюрах выглядит необычно: священнические молитвы, диаконские прошения в ней вписаны обычным шрифтом, а вот все то, что предстоит петь народу, выделено шрифтом более крупным и жирным.

Это было сделано для того, чтобы помочь молящимся принять непосредственное участие в Божественной литургии, а именно пропеть все то, что обычно поет хор.

Какова реакция людей на это? Какие отклики вам чаще приходится слышать?

– Как в начале наших поисков, так и сейчас мы слышим много хороших откликов, народ радуется нововведению. Благодарили сплоченные любовью к церковному служению люди разных возрастов и профессий. Такая тенденция встречалась чаще всего там, где был постоянный поток паломников.

Наша практика перенимается и в других храмах. Например, у протоиерея Алексея Борискина с сестрами милосердия из сестричества во имя благоверной княгини Анны Новгородской. Такая молитва – «единым сердцем» – есть и в храме Сретения Господня в Антониевом монастыре.

Сделать общенародное пение действительно общей молитвой – задача сложная, но выполнимая. О том, как этого достигнуть, стоит поразмышлять и прихожанам, любящим церковное пение, и регентам, и настоятелям храмов.

3425976.png

А дети как-то участвуют в народном пении?

– Если вижу детей на службе и их желание поучаствовать, всегда стараюсь их приобщить к этому. Если родители не против, я ставлю детишек рядом с певчими хора. Петь рядом с певчими многим ребятишкам нравится. Но здесь важно помнить, что ребенок всю «взрослую» литургию не выдержит, ему тяжело. Бывает, дети отвлекаются – это нормально для ребенка.

Не так давно был такой случай в Иверском монастыре… Ребята из детского приюта Коломны, временно оставшиеся без попечения родителей, очень удивили меня: поют «Символ веры» с такой радостью в глазах. Им всего по четыре-пять лет, а они ни одного слова не путают. Нужно отдать должное их воспитателям! Главная заслуга этих воспитателей не в том, что дети выучили такие огромные тексты наизусть, а в том, что они поют литургические песнопения с великим энтузиазмом.

Для народного хора есть опора – хор духовного училища. Как вы строите их взаимоотношение с людьми, не имеющими певческих способностей?

– Есть моменты в Божественной литургии, которые должен петь профессиональный певчий, знающий богослужение. Это так называемые изменяемые части богослужения: тропари, стихиры, прокимны и т.д. Для того чтобы петь эти песнопения, требуется профессиональная подготовка. Именно потому эти тексты не вписаны в брошюры, которые мы раздаем людям перед Божественной литургией. Эти тексты поет хор.

Народное пение без руководителя невозможно. В храм приходят люди разного возраста, разных социальных прослоек, многие из них незнакомы друг с другом. Первая задача, которая стоит перед регентом, – объединить всех этих людей в единый большой хор. Перед началом Божественной литургии нужно успеть рассказать им о том, каким образом будет проходить общее пение, разъяснить структуру брошюр, которые им только что вручили. Кроме этого, вселить в людей уверенность в том, что они смогут петь за богослужением, несмотря на то, что с некоторыми из них это происходит впервые в жизни. Во время самой литургии регент не перестает взаимодействовать со всеми прихожанами.

Условно всех прихожан можно поделить на три группы. В процессе общего пения регенту становится понятно, кто из них уверен в своих силах. Возможно, эти люди имеют некоторый опыт пения в храме или некоторую музыкальную подготовку. Эти поют с воодушевлением, их взгляд говорит сам за себя: «Ты нами руководи, а уж мы не подведем». Эта группа прихожан становится помощниками регента. Они первые в храмовом народном пении. Слыша их уверенное, правильное пение, и остальные присутствующие в храме заражаются уверенностью и воодушевлением первых. Если первых нужно лишь только направлять, то со вторыми регенту необходимо поддерживать постоянный контакт, иначе они могут сникнуть при малейшей неудаче в пении, разувериться в своих силах и даже перестать петь. А ведь именно из этой второй группы на последующей литургии может пополниться группа первых. Этих нужно беречь и лелеять.

Наконец, есть третья группа людей, которые петь за богослужением не желают, какую бы замечательную проповедь перед началом богослужения ни сказал регент. Возможно, у них для этого свои причины. Надо признать за ними это их право. Народное пение должно быть добровольным.

u20160211-3.JPG

Другой очень важный фактор для успешного народного пения в храме – это хор. Хорошо сплоченный коллектив подготовленных певчих, которым предстоит достаточно сложная задача – вести за собой людей, которые еще только учатся петь. Хористы должны быть готовы выравнивать интонационные и ритмические шероховатости общего пения. Они, наконец, должны быть смиренными, ведь далеко не каждый профессионально подготовленный певчий морально готов петь наравне с людьми, которые только сегодня начнут осваивать премудрости хорового пения.

Хор учащихся Новгородского духовного училища является тем экспериментальным инструментом, который и стоял у истоков возрождения народного пения за Божественной литургией в Новгородской митрополии.

Какое значение народное пение имеет лично для вас?

– Поначалу я немного тяготился этой обязанностью. Причина простая: у хора из-за народного пения обедняется репертуар. Все время, на протяжении нескольких лет, учащиеся поют за Божественной литургией одни и те же распевы. Прошло время, и я понял, что не это главное. Ведь я всю литургию пою, глядя людям в глаза. Эти глаза меня зажигают, и это необыкновенное ощущение. Огонь живой молитвы в глазах десятков, а порой сотен молящихся для меня стал важнее, чем какие-либо красоты витиеватых праздничных песнопений.

Для меня самого с годами по-новому открылись обиходные песнопения. Именно эти простенькие мелодии, которых чураются высокообразованные регенты и певчие, дают возможность не отвлекаться от главного смысла литургических гимнов.

Незатейливые мелодии обиходного распева пришли к нам из глубины веков. Их пели изо дня в день, от литургии к литургии, великое множество раз на клиросах тысяч русских храмов. Они, эти обиходные мелодии, блистают своей простотой, как самоцветы, от которых отсечено все лишнее.

Эти обиходные мелодии теперь переняли мы, певчие XXI века. Простая безыскусная мелодия доступна всякому прихожанину еще и потому, что она отзывается в нем памятью предков. Эту мелодию пели в русских храмах десятки и сотни лет назад наши деды и прадеды. Именно поэтому обиходные мелодии способны нести на себе общую живую молитву.

Всегда говорю себе втайне: «Пою Богу моему, дондеже есмь. Да усладится Ему беседа моя».

Публикация сайта Новгородской епархии

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓