Проект документа «Православное осмысление причин экстремизма и терроризма»

14.03.2022

897888.jpg

Данный проект направляется в епархии Русской Православной Церкви для получения отзывов, а также публикуется с целью дискуссии на официальном сайте Межсоборного присутствия (https://msobor.ru/projects), на интернет-порталах «Приходы» (https://mnenie.prichod.ru) и Богослов.ру (https://bogoslov.ru/).

Возможность оставлять свои комментарии предоставляется всем желающим. Проект документа создан комиссией Межсоборного присутствия по вопросам богословия и богословского образования.

Комментарии к проекту документа собираются аппаратом Межсоборного присутствия до 14 апреля 2022 года.

Как оставить комментарий


Введение

Экстремизм и терроризм представляют собой в сегодняшнем мире значительную общественную опасность. С одной стороны, опасность связана с попыткой навязать другим (нередко – насильственно) свое мировоззрение и стиль жизни как единственно допустимые, что усиливает рознь, противоречия и агрессию в отношениях между людьми, создает угрозу мирной жизни. С другой стороны, обвинения в экстремизме, направленные в адрес тех или иных сообществ, агрессивная публичная риторика «борьбы с экстремизмом» зачастую сами становятся источником такой розни и ведут к дестабилизации ситуации в обществе, размыванию самого понятия «экстремизма», затрудняют конструктивную профилактику подобных явлений.

В последние десятилетия средства массовой информации регулярно сообщают о преступлениях и нарушениях общественного порядка, организаторы которых мотивируют их желанием сохранить, защитить или распространить свою веру. Поэтому в обществе неизбежно встает вопрос о том, действительно ли религиозное сообщество может быть питательной средой для насилия, или же экстремисты прикрываются религиозными лозунгами, преследуя земные, прагматичные и греховные цели.

В условиях продолжающейся дискуссии Церковь считает необходимым высказать свою позицию по данному вопросу, указав на недопустимость экстремистских и, тем более, террористических проявлений, предложив их богословское осмысление и этическую оценку. В представленном документе рассматривается отношение к экстремизму и терроризму в свете православного вероучения.

Определение экстремизма и смежных понятий

За термином «экстремизм» скрывается сложное социокультурное явление[1]. Этимологически данный термин восходит к лат. extremus («крайний, чрезмерный») и в общем смысле означает приверженность как отдельных лиц, так и целых организаций крайним взглядам и методам действия. Экстремизм может выражаться в виде «деструктивной, радикальной, имеющей системный характер противоправной деятельности»[2] и проявляться в различных сферах: политической, экономической, религиозной, информационной, экологической и др. При этом идеологи экстремистских движений не только отстаивают исключительную истинность собственного мировоззрения, но и отрицают право на существование любого образа жизни и мысли, отличного от их собственного.

Некоторые представители академической науки выделяют понятие «религиозного экстремизма» как явления, когда религиозная среда используется в экстремистских целях, например, для подавления представлений членов иных религиозных групп с применением агрессивных средств пропаганды. Однако правильнее в данном случае говорить об экстремизме под религиозными лозунгами, так как подлинная религиозность несовместима ни с экстремизмом, ни с терроризмом. 

В литературе и сообщениях СМИ наряду с термином «экстремизм» часто как синонимичные используются определения «радикализм» и «фундаментализм». На самом деле содержание данных понятий не идентично.

Радикализм – это общественно-политическое течение, последователи которого подвергают критике существующую систему и выступают за быстрые и решительные преобразования в различных сферах общественной жизни.

Фундаментализм определяется как стремление вернуть первоначальный облик и содержание религии путем очищения ее от разных наслоений и нововведений.

Практика показывает, что не все фундаменталисты и радикалы становятся экстремистами и, тем более, террористами. Вместе с тем фундаменталистская идеология часто служит оправданием и основой радикальных действий для реализации ее постулатов, что в совокупности дает экстремистскую картину деятельности тех или иных организаций и объединений, в своей крайней форме становящихся на путь террора.

Ветхий Завет и экстремизм

Когда христианство обвиняют в экстремизме, обычно ссылаются на места из Ветхого Завета, где говорится об истреблении евреями иноплеменников в Ханаане (Числ. 33:52-53; Втор 13:12-15 и др.), об уничтожении тайных идолопоклонников (Втор 13,6-10)[3] и т. д.

Эти и многие другие эпизоды из Ветхого Завета потеряли актуальность для Нового Завета, т. к. подобного рода повеления были даны в конкретную эпоху в исторической ситуации, которая заметным образом отличается от современной. Несмотря на то, что ветхозаветная часть Библии является для христианской Церкви Священным Писанием, члены Церкви воспринимают этот текст в свете Новозаветного откровения с учетом кардинальной смены эпох после пришествия Христа: «[уже] прошла тень закона, когда явилась благодать»[4], – учит Церковь[5]. Православная Церковь осмысляет ветхозаветный текст с учетом исторического контекста и святоотеческой традиции.

Ветхий Завет рассматривается прежде всего как подготовка человечества к принятию Спасителя (Гал 3:24), чем определяется как священное значение Ветхого Завета, так и неактуальность некоторых аспектов его содержания. 

Новый Завет и экстремизм

В Новом Завете Сам Господь Иисус Христос указал на то, что упомянутые выше ветхозаветные нормы навязывания окружающим людям своей религиозности утратили силу.  Когда Спаситель со Своими учениками направлялся в Иерусалим и пожелал остановиться на ночлег в одном из селений самарян, с которыми у иудеев были вероучительные разногласия, то не был принят самарянами, и Христу с учениками пришлось идти в другое место. Возмущенные этой ситуацией апостолы Иаков и Иоанн предложили Господу поступить по примеру ветхозаветного пророка Илии (4 Цар 1:2-8; 13-16): свести огонь с неба и уничтожить селение. Однако Христос категорически запретил им это, добавив: «не знаете, какого вы духа. Ибо Сын человеческий пришел не губить души человеческие, а спасать» (Лк 9:51-55).

На этих словах Христа основывается церковная позиция в отношении экстремизма: насилие, в том числе исходящее якобы из «высшей» мотивации, принесет в души людей лишь ненависть и ожесточение; находясь в таком состоянии духа они не смогут прийти к истинному Богу, Который «есть любовь» (1 Ин 4:8). Они не смогут принять спасение, которое дается через Жертву Сына Божия Иисуса Христа: «ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин 3:16).

О неразрывной связи усвоения верующим Божией любви и проявления любви к ближнему на практике в повседневной жизни пишет св. ап. Иоанн Богослов: «Кто говорит: “я люблю Бога”, а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит?» (1 Ин 4:20). На характерные черты истинной любви к ближнему указывает св. ап. Павел: «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит» (1 Кор 13:4-7). Перечисленные св. апостолом признаки любви (отсутствие превозношения, гордыни, поиска своих интересов и др.) несовместимы с любыми проявлениями экстремизма.

В соответствии с христианским вероучением каждый человек создан по образу Божию (Быт 1:27) как уникальная личность, обладающая свободной волей и призванная к свободному выбору своих предпочтений и убеждений. Именно потому, что каждый человек свободен в своем выборе добродетели или греха, истины или лжи, за этот выбор его будет судить Сам Господь на Страшном Суде. Следовательно, любые насильственные действия в целях обращения людей в свою веру или для наказания других за отказ от этой веры прямо противоречат христианскому пониманию человеческой свободы и претендуют на то, чтобы подменить собой Суд Божий.

В свете евангельской истории с неприятием Христа самарянами следует прочитывать те тексты Нового Завета, которые могут быть неправильно поняты, если они вырваны из исторического, литературного или богословского контекста Библии.

Противники христианства иногда ссылаются на слова Христа «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч» (Мф 10:34) и другие подобные высказывания (Мф 10:35-39; Мф 10:21; Мк 13:12). В них речь идет не о том, что верующие во Христа должны совершать психологическое или физическое насилие по отношению к нехристианам, а о том, что христианскую веру не примут многие люди и будут враждовать с христианами. Это не призыв к насилию, а констатация того факта, что жертвой насилия станут Сам Господь Иисус Христос и Его апостолы, которые почти все приняли мученическую кончину.

Будучи вырванной из контекста, неправильно может быть понята и другая фраза Христа: «Если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником» (Лк 14:26). В ней речь идет не о ненависти на бытовом уровне, а о правильной расстановке приоритетов, когда служение Богу для верующего важнее личных, иногда страстных и греховных привязанностей.

Духовное осмысление феномена экстремизма

Упомянутые выше аспекты учения Иисуса Христа позволяют утверждать, что при традиционном церковном понимании оно не может быть источником экстремистских мотивов и действий. Любой экстремизм, который назовет себя «христианским», будет либо заблуждением, результатом непонимания духовного смысла христианства, поверхностного восприятия церковного учения, либо маской, использующей религиозную терминологию и тематику и прикрывающей мотивы, лежащие вне религиозной сферы.

Духовные причины экстремизма являются неизменными с момента грехопадения человека, тогда как социальные меняются в зависимости от конкретной исторической эпохи.

Описанный в христианской аскетике тип человека, подверженного гордыне, соответствует поведению экстремиста, который отрицает чужие взгляды и стремится путем подчинения и господства навязать собственное мнение окружающим. До тех пор, пока речь идет об отдельном гордеце, имеет место житейская ситуация, в которой от его претензий страдают окружающие люди — семья, соседи, коллеги. Как только у него находится хотя бы небольшая группа последователей, которые желают навязать его мировоззрение окружающим, возникает угроза экстремистской деятельности.

Православное христианство учит об опасности гордыни, а духовная практика Церкви направлена на то, чтобы каждый верующий знал об этой опасности и через участие в церковной жизни смог преодолеть в себе этот порок, если обнаружатся его проявления. Последователи экстремистских идеологий и их вождей, в основном, появляются среди людей, лишенных подлинного религиозного опыта, достаточных знаний в области религиозной традиции и необходимого рассуждения, без которых вера может превратиться в примитивное суеверие и механическое начетничество. Поэтому следующими причинами возникновения экстремистского сознания после гордыни являются религиозное невежество и связанная с нею «ревность не по разуму» (Рим 10:2).

Социально-политические и экономические истоки экстремизма

Кроме духовных причин экстремизма необходимо учитывать его социально-политические и экономические предпосылки, как локального, так и глобального характера. На местном уровне экстремизм подпитывается социальным неравенством, дискриминацией по расовому, национальному, религиозному признаку, угнетением и предрассудками. Всплеск экстремизма может стать результатом непродуманной национальной, экономической, религиозной политики, принятия несправедливых решений, дискредитирующих государственную власть и ее институты, ценность права как инструмента решения конфликтов.

Однако наряду с этим существуют и глобальные факторы, способствующие нарастанию экстремизма, в первую очередь — наследие колониальной эпохи, порочная практика потребительского и патерналистского отношения отдельных государств к более слабым странам. Такая практика, направленная на насильственное изменение режима правления, захват геополитических или экономических ресурсов, является безответственной и обусловливает нарастание конфликтов, переходящих в гражданские войны, падение жизненного уровня населения, бедность и массовую безработицу, вызывает ответную, зачастую неадекватную, реакцию местного населения. Очевидно, что общество, находящееся в описанном состоянии, обладает бóльшим экстремистским потенциалом, чем стабильное и социально защищенное, в котором право пользуется уважением граждан.

Печальным примером результата подобных непродуманных действий может служить образование в начале XXI века могущественной террористической группировки – «Исламского государства»[6]  (организация запрещена в РФ – прим. портала «Приходы») – на фоне иностранных вторжений в Ирак, Ливию и Сирию. Церковь напоминает политическим лидерам об их сугубой ответственности за принятие решений, влияющих на судьбы миллионов людей, способных привести либо к миру, либо к нарастанию конфликтов и экстремистских проявлений.

Терроризм и религия

Осуждая экстремизм, Церковь категорически отвергает любые формы его крайнего насильственного проявления — терроризма. В ряде случаев терроризм пытается обосновать свои действия спекуляциями на религиозной почве. 

В последние десятилетия все большее количество террористических группировок стало ссылаться на религиозные верования как на источник легитимности своих действий[7], в результате чего терроризм якобы во имя религии «стал господствующей моделью политического насилия в современном мире»[8]. Религиозно-мотивированный терроризм является самым опасным течением в международном терроризме, поскольку он произвольно толкует догматы религии с целью внушить своим адептам, будто совершение насильственных действий «санкционировано» самим Богом[9].

За религиозной риторикой современных террористических группировок зачастую скрываются радикальные политические идеологии, национализм, экстремизм и страсть к наживе. Как и экстремизм, терроризм формируется не религией, а ее извращением, страстями, крайним невежеством в религиозных вопросах, «ревностью не по разуму» и стремлением отдельных групп и организаций использовать эти факторы в своей преступной деятельности[10].

Гонения на христиан как проявление экстремизма и терроризма

В настоящее время основной жертвой террористов становятся христиане, из-за чего они являются самой гонимой религиозной группой в мире. Причиной этого становится то, что террористические и экстремистские группировки пытаются перевести социальные и политические конфликты в религиозную плоскость. В результате этих усилий в последние десятилетия гонениям поверглись сотни тысяч христиан во всем мире, начиная Сирией и Ираком и заканчивая странами Африки.

В развивающихся странах судьба христиан усугубляется трансграничным характером угрозы, неразвитой инфраструктурой и равнодушием мировой общественности к их судьбе, что развязывает экстремистам руки. В некоторых из них правительство фактически самоустраняется от решения проблемы массового организованного террора на своей территории, что негативно сказывается на участи населяющих её христиан. Тем не менее, все больше государств в последнее время прилагают активные усилия по борьбе с экстремистской деятельностью, что приносит положительные плоды.

В свою очередь, во многих развитых странах на государственном уровне осуществляется политика по вытеснению христиан из общественной жизни и их маргинализации. Для этой цели поощряются антирелигиозные идеологии и специально взращиваются радикальные и экстремистские организации, чья деятельность, направленная на разрушение христианства, формально находится в правовом поле.

Русская Православная Церковь, следуя апостольскому призванию (1 Кор 12:12–27) и своей исторической миссии, выражает солидарность с христианами, подвергающимися дискриминации, преследованиям и насилию, сопереживая их страданиям и лишениям[11], и выступает за активные действия религиозных и политических лидеров по искоренению насилия.

Исходя из этого, Московский Патриархат в своей внешней деятельности на всех возможных уровнях добивается признания факта гонений на христиан в мировом сообществе и призывает политических и религиозных лидеров к защите прав притесняемых и угнетаемых последователей Христа.

Участие Церкви в противодействии экстремизму и терроризму

Православная Церковь может противодействовать экстремизму и терроризму на этапе их профилактики и в преодолении их последствий. При этом Церковь не ставит перед собой задачу подменить государственные и общественные институты, вовлеченные в данный процесс.

Можно выделить три основных направления в противодействии Православной Церкви экстремизму и терроризму.

Во-первых, свидетельство Церкви о Боге Любви и связанная с этим практика духовного воспитания у верующих любви и уважения к любому человеку, т. к. любой является носителем образа Божия. Правильное устроение общинной приходской жизни, организованное вокруг Таинства Святого Причастия и высшей ценности жертвенной любви к Богу и ближним, преодолевает эгоистический индивидуализм взаимным смирением, несением «тягот друг друга» (Гал 6:12), способствует оздоровлению общественной атмосферы и не оставляет места порождающей экстремизм гордыне.

Во-вторых, деятельность Церкви по духовному просвещению и религиозному образованию.

Как показывает практика, ни материальный достаток, ни уровень светского образования, ни социальное положение не являются определяющими факторами в отношении восприятия экстремистских идей. Чтобы победить болезнь экстремизма, надо не только бороться с ее симптомами, но и укреплять духовный иммунитет общества, уделяя особое внимание выстраиванию системы религиозного образования и массового духовного просвещения, прививая обществу христианские представления о высшей ценности человеческой жизни, достоинства, свободы, любви к ближнему, призывая к решению на этой основе социальных проблем, способствующих распространению экстремистских идей.

Одна из основных причин распространения экстремистских идей – низкая религиозная культура. Экстремизм процветает на почве духовного невежества. Системная профилактика распространения экстремистских идей среди молодежи возможна только через образовательный и воспитательный процесс. В решении данного вопроса необходимо тесное сотрудничество как светских, так и религиозных организаций, направленное, в том числе, на подготовку специалистов, способных решать насущные задачи в области церковно-государственных и государственно-религиозных отношений: пастырей, ученых, преподавателей высшей и средней школы, катехизаторов, экспертов.

В этом отношении следует подчеркнуть значение и возможности курса основ православной культуры в школах. На уроках этого курса ученики должны знакомиться с лучшими явлениями православной культуры, неразрывно связанными с мирным духом христианского вероучения. Вести данный курс должны лица, рекомендованные Русской Православной Церковью.

Важная роль в решении этого вопроса принадлежит развитию теологического образования. Углубленное изучение основ веры, религиозной традиции, культуры и истории способствует преемственности в области образовательных и научных подходов, выработанных традиционными религиями в условиях их мирного сосуществования.

Особое значение приобретает повышение уровня образования и квалификации священно- и церковнослужителей в системе религиозного образования. Современное общество ставит новые задачи, решение которых требует высокого уровня общегуманитарной подготовки, знания особенностей современного законодательства, основных направлений молодежной политики государства, педагогики, психологии и информационно-коммуникационных технологий.

В-третьих, это долгосрочное взаимодействие Церкви с представителями как традиционных конфессий, так и различных общественных организаций и государственных структур.

В целях профилактики и противодействия распространению экстремистских идей среди верующих и сочувствующих религиозные организации выполняют важную социальную функцию окормления и просвещения лиц, находящихся в местах заключения. В условиях постоянной изоляции, в осознании необходимости возвращения в социум по окончании срока создается специфическая среда для переоценки ценностей, укрепления или обретения веры, поиска единомышленников. В этой ситуации государству крайне необходима поддержка от культурообразующих, традиционных религий.

Заключение

Церковь констатирует полную несовместимость экстремизма с христианским учением о Боге как любви и следующей из этого учения заповеди для каждого верующего любить своего ближнего и даже врага (Мф. 5:44). Церковь предлагает путь духовного делания с целью воспитать в себе любовь, милосердие и снисходительность к окружающим людям. Этот путь заключается в следовании Евангельским заповедям, изучении Православной веры и добродетельной жизни христианина на конкретном приходе, через окормление у духовника, через участие в Таинствах Покаяния и Причастия, через участие в общей жизни прихода, через опыт собственной аскезы. Развитие приходской жизни, создавая условия для духовного возрастания христианина, способствует оздоровлению общественной атмосферы и является важным элементом профилактики экстремизма.

Церковь стремится к распространению мира и согласия в обществе путем духовного и религиозного просвещения и образования, а также через взаимодействие с общественными организациями и государственными структурами в деле профилактики экстремизма и терроризма.

_____________

[1]     Абдуллаев М.Х. Понятие экстремизма и пути его распространения через каналы СМИ // Вестник ВГУ. Филология. Журналистика. 2017. № 3. С. 107.

[2]     Там же.

[3]     См., например: Экстремизм в Библии // Сайт «Kritix». URL: https://kritix.ru/religion-and-atheism/340-ekstremizm-v-biblii (дата публикации: 13.03.2014; дата обращения 01.07.2019).

[4]     Слав. «прейде сень законная, благодати пришедши».

[5]     Богородичен догматик 2 гласа.

[6]     Запрещенная в РФ организация.

[7]     Mayer J.-F. Cults, Violence and Religious Terrorism: An International Perspectives // Studies in Conflicted Terrorism. 2008. 24. P. 361.

[8]     Martin G. Understanding Terrorism: Challenges, Perspectives, and Issues. L., 2006. P. 183. 

[9]     Пинчук А.Ю. К проблеме религиозного фактора… С. 40.

[10]   Лукашук И.И. Мировой порядок ХХІ века // Международное публичное и частное право. 2002. № 1. С. 5.

[11]   Заявление Священного Синода Русской Православной Церкви в связи с ростом проявлений христианофобии в мире. 30.05.2011 // Patriarchia.ru. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/1498832.html.




Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓

Страницы: 1  2  
0
Священник Алексей Шляпин Епархия: Одинцовская
13.04.2022 16:52:25
продолжение

О мече.

Цитата документа: «В них речь... о том, что христианскую веру не примут многие люди и будут враждовать с христианами. Это... констатация того факта, что жертвой насилия станут Сам Господь Иисус Христос и Его апостолы, которые почти все приняли мученическую кончину».

Словом о мече Господь говорит не только о вражде и гонении, но в первую очередь о разделении. Ведь дальше Он поясняет: «...ибо Я пришел разделить...» (Мф. 10, 35). И в параллельном месте Он без упоминания меча прямо говорит о разделении: «Думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? Нет, говорю вам, но разделение» (Лк. 12, 51).

продолжение следует

Ссылка 0
0
Священник Алексей Шляпин Епархия: Одинцовская
13.04.2022 16:54:49
продолжение

Об «основах православной культуры».

Цитата документа: «...значение и возможности курса основ православной культуры... Вести данный курс должны лица, рекомендованные Русской Православной Церковью.»

Предмет «основы православной культуры» и устранение самих священнослужителей от преподавания — это компромисс, которого удалось достичь в отношениях с государством, но вовсе не норма, не нормальное и не должное положение вещей. Преподавать Православие по аспекту культуры — категорически недостаточно, чтобы показать детям суть, красоту и истинность самого Православия. И преподавать Православие должны именно священнослужители, а не «лица, рекомендованные Русской Православной Церковью». В документе Церкви следует выражать саму норму в принципе, как должно быть, а не полумеру, которой удалось достичь на практике.


окончание следует
Ссылка 0
0
Священник Алексей Шляпин Епархия: Одинцовская
13.04.2022 16:55:39
окончание

О «традиционных» религиях.

Цитата документа: «...выработанных традиционными религиями в условиях их мирного сосуществования.»

Цитата документа: «...взаимодействие Церкви с представителями как традиционных конфессий...»

Цитата документа: «...поддержка от культурообразующих, традиционных религий.»

Православие разделяет религии по признаку истинности, т. е. отделяя себя от всех остальных, а не по признаку традиционности.

«Ибо какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмою? Какое согласие между Христом и Велиаром? Или какое соучастие верного с неверным? Какая совместность храма Божия с идолами?» (2Кор 6, 14-16).

Поэтому, комплиментарность в адрес иных религий и какая-либо солидарность с ними для Церкви недопустима, независимо от их «традиционности».

Сотрудничество с иной религией даже в противодействии какому-либо пороку для Церкви, во-первых, не нужно. Т. к. её задача пред Богом — собственное свидетельство, т. е. сам факт собственного противостояния пороку, а не практический результат любой ценой. Во-вторых, сотрудничество с иной религией, т. е. с её представителями именно по признаку их религиозной принадлежности, означает имплицитное признание как бы легитимности этой ложной религии, её «права на существование». Тогда как в нравственном отношении и в отношении истины, т. е. пред Богом, ложь и ложная религия не имеет права на существование. И получается, ради совместного противодействия одному греху, представители Церкви допускают другой грех,- терпимость по отношению к ложной религии, имплицитное признание её «права на существование». Неразумная позиция — одно строить, а другое разрушать. Тогда как пред Богом требуется не практический результат любой ценой (ценой солидарности с неверными), а само свидетельство. О практическом же результате позаботится Сам Бог.

Свящ. Алексей Шляпин

Ссылка 0
0
мирянин Илья Порхачёв Епархия: Красноярская и Ачинская
13.04.2022 17:38:05
Вопросы вызывает использованная библиография. Для столь серьёзного документа довольно странно ссылаться на узкую аспирантскую статью сравнительно недавно остепенённого филолога (http://www.journ.msu.ru/persons/21975/), совершенно неизвестно чей сайт «Kritix» и публикацию швейцарского апологета НРД (https://ru.wikipedia.org/wiki/Майер,_Жан-Франсуа). В последнем случае особенно примечательны вот эти вещи (https://ru.wikipedia.org/wiki/Майер,_Жан-Франсуа#Критика):

‘’ В 1995 году швейцарский историк и политолог Фабрицио Фрайгерио назвал Майера «самозваным экспертом» по новым религиозным движениям и утверждал, что в 1970-х годах он был «неонацистским активистом».

В 2001 году французский журналист Серж Гард в статье в газете L’Humanit? назвал Майера «бывшим активистом ультраправых во Франции» и «одним из столпов CESNUR». ‘’

При этом, ни разу не даны ссылки на действительно крупных отечественных специалистов (как, например Силантьев Роман Анатольевич — https://ru.wikipedia.org/wiki/Силантьев,_Роман_Анатольевич и Добаев Игорь Прокопьевич  — https://ru.wikipedia.org/wiki/Добаев,_Игорь_Прокопьевич) или важные работы других исследователей из различных областей гуманитарных и общественных наук —

* Морозов, Григорий Иосифович (https://ru.wikipedia.org/wiki/Морозов,_Григорий_Иосифович) — Морозов Г. И. Терроризм — преступление против человечества: (Международный терроризм и международные отношения) / Рос. акад. наук. Ин-т мировой экономики и междунар. отношений. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: ИМЭМО РАН, 2001. — 161 с.

* Грачёв, Сергей Иванович (http://www.imomi.unn.ru/about/personalii/359-grachev-sergey-ivanovich) — Грачёв С. И. Терроризм : вопросы теории : монография / Федеральное агентство по образованию, Нижегородский гос. ун-т им. Н. И. Лобачевского, Ин-т стратегических исслед. ННГУ, Центр ННГУ по изучению проблем мира и разрешения конфликтов.  — Н. Новгород : Изд-во Нижегородского государственного университета, 2007. — 259 с. ISBN 978-5-91326-001-7

* Романовский Георгий Борисович (https://ru.wikipedia.org/wiki/Романовский,_Георгий_Борисович) — Капитонова Е. А., Романовский Г. Б. Современный терроризм: монография.— М. : Юрлитинформ, 2015. — 214 с. — (Уголовное право). ISBN 978-5-4396-0889-8

* Луков, Владимир Владимирович (https://www.livelib.ru/author/483184-vladimir-lukov?) — Луков В. В. Международный терроризм: новые подходы российских учёных : об актуальных проблемах общественного противодействия терроризму : в помощь законодателям, студентам, военнослужащим и предпринимателям / Общенациональный неправительственный центр по предотвращению терроризма (Центр контртерроризма). — М. : URSS, 2007. — 323 с.  ISBN 978-5-382-00250-7

* Соснин, Вячеслав Александрович (http://www.ipras.ru/cntnt/rus/dop_dokume/minisajty_/sosnin-vyacheslav-aleksandrovich.html) и Нестик Тимофей Александрович (http://www.ipras.ru/cntnt/rus/dop_dokume/minisajty_/nestik-timofey-aleksandrovich.html) — Соснин В. А., Нестик Т. А. Современный терроризм : социально-психологический анализ. — М. : Институт психологии РАН, 2008. — 238 с. ISBN 978-5-9270-0137-8

* Терроризм и религия / Российская академия наук, Общественно-консультативный совет по проблемам борьбы с международным терроризмом; сост. Л.В. Брятова. — М. : Наука, 2005. — 199 с. ISBN 5-02-033829-8

В связи с вышеизложенным, очень хотелось бы, чтобы авторы проекта и соответствующая комиссия Межсоборного присутствия более ответственно подошли к работе над этим важным документом.
Ссылка 0
0
Священник Алексей Шляпин Епархия: Одинцовская
14.04.2022 10:41:26

К слову о свободе воли.

Свободу воли иной раз неправильно понимают, относя её к сфере нравственной. Считают, будто, раз человек обладает свободой воли, то он имеет нравственное право сделать любой выбор, и окружающие должны любой его выбор уважать.

Ничего подобного. Свобода воли имеет отношение к нравственной сфере в том смысле, что она порождает нравственную ответственность. Но сама она относится не к сфере нравственной, а к сфере онтологической. Свобода воли — это не нравственное право сделать любой выбор, но это онтологическая возможность сделать любой выбор. И только. Человек имеет онтологическую возможность сделать любой выбор воли независимо ни от чего, исходя исключительно из себя самого. В этом и состоит свобода воли. Но не нравственное право. Нравственного права на злой выбор человек не имеет. Злой выбор — это именно злоупотребление свободой воли, а не равнозначная её реализация. Потому и подлежит нравственной ответственности. И не подлежит уважению окружающих. Именно онтологически человек абсолютно свободен своей волей. Но в нравственном отношении человек не свободен, но ограничен волей Бога и Его заповедями.

Поэтому, свобода воли не оправдывает любой выбор и не обязывает окружающих уважать злой и ложный выбор.

Свящ. Алексей Шляпин

Ссылка 0
Страницы: 1  2  
Яндекс.Метрика