Как постичь тайну благодати?

23.09.2013 Как постичь тайну благодати?

«Духовная жизнь православного христианина немыслима без причащения Святых Таин», – говорится в проекте документа «О подготовке ко Святому Причащению», который 11 сентября был опубликован на официальном сайте Межсоборного присутствия, а также на портале Богослов.ru и сейчас находится в стадии обсуждения. «Думаю, каждый православный, регулярно посещающий богослужения, хотя бы однажды спрашивал себя, как часто надо участвовать в Евхаристии, и правильно ли готовится к этому Таинству всей семьей, особенно если дети вышли из младенческого возраста» – рассуждает наш постоянный автор Анна ПАНИНА.

Перекормили?

Наш семейный духовник рекомендовал причащаться как можно чаще и готовиться вместе с детьми. При этом не делать каких-либо возрастных разделений и ограничений. Поэтому и мой старший ребенок-студент, и младший – младшеклассник говели одинаково строго. Мальчик рос крупный, наверное, поэтому не только наш батюшка, хорошо знающий его с детства, но и другие священники, которых мы встречали во время своих паломнических поездок, не давали ему послаблений в еде при подготовке к Причастию, как это часто бывает по отношению к детям, когда священники советуют хотя бы отказаться от сладкого. С семилетнего возраста мой сын готовился к Таинству по-взрослому. И, надо сказать, относился к этому спокойно, как к должному. Однако кризис случился много позднее, когда сын вырос. Сначала он стал с трудом отказываться от скоромного, реже причащаться, а в какой-то момент совсем охладел к церковной жизни. «Подогревало» еще и то, что никто из его окружения, с кем он учился и водил дружбу, в храм не ходил, в основном, довольствуясь потребительскими ценностями…

Немногим раньше то же самое произошло с сыном моего коллеги. После окончания престижного вуза молодой человек, с детства воспитанный в верующей семье и даже окончивший православную гимназию, готов был работать даже курьером, лишь бы быть подальше от всего православного.

Чем объяснить такое превращение? Может быть, в какой-то момент наши мальчики были просто перекормлены религиозностью и со временем это пройдет?

Детско-взрослое братство

5454.jpg

В одном из своих интервью протоиерей Борис Ничипоров (†2003) из города Конаково Тверской области, создавший известный в России православный детско-юношеский центр «Новая Корчева», рассказывал о том, что из шестисот воспитанников только десять-пятнадцать процентов – дети из воцерковленных семей. Хотя полных семей, как это было в старые добрые времена, когда глава семейства идет с женой в храм и ведет за собой весь свой выводок, практически нет. В основном, семьи однобокие, состоят из одного родителя – мамы. И сегодня не редкость, что родители приходят к вере через своих детей.

– У нас есть опыт, когда родители постепенно воцерковлялись, – отмечал отец Борис. – Сначала они говорили своему ребенку: «Ну ты к отцу Борису ходи, ходи, пой там, матом не ругайся, а в Бога-то не верь, не надо, Бога-то нет». Это мне одна девочка на исповеди сказала. Я ей говорю: «У тебя мама такая хорошая, приятный, радостный человек, но она прошла тяжелую жизнь, видишь, какие глупости она говорит. Давай вместе за нее помолимся, чтобы она пришла к Господу». Не надо никогда говорить, что мама плохая, − мама не бывает плохой. И ребенок начинает молиться за маму перед Божией Матерью, перед Богом. И постепенно все получается. А задача − сформировать полноту прихода, то есть должно быть детско-взрослое братство, и стар, и млад должны быть в церкви. Все складывается постепенно, это очень тяжелое строительство. Вот юноши и девушки, в частности, в Конаково, сидят по подвалам и употребляют наркотики. Что надо делать? Да, с наркоманией надо бороться, но это дело правоохранительных органов – ловить, разыскивать... А мы должны создавать такую культурно-образовательную среду, такое духовное православное пространство в деревне, в микрорайоне, чтобы там даже не было места для таких вещей. Но для того, чтобы ребенок полюбил Церковь и захотел в ней остаться, у него должен сложиться положительный опыт. Он окончит школу, пойдет в жизнь, но будет вспоминать о периоде воцерковления с радостью. Опять же на нашем примере: мы начали работать десять лет назад, и никого не выгонишь до сих пор. Нашим девочкам из капеллы двадцать лет, кто-то уже вышел замуж, но никто никуда не уходит. Нельзя же закончить Церковь.

Центр, созданный отцом Борисом, назван по имени города Корчева, который находился в десяти километрах от Конакова и был затоплен при строительстве канала имени Москвы.

– Эта название особенно близко местным жителям. Город утонул, но он должен всплыть еще более прекрасным, чем прежде. Это идея преображения, это идея тайны человека и сокрытого в нем образа Божия, который надо очистить, воскресить. Это название – очень красивая образовательная идея.

Часто воспитанники детско-юношеского центра посещают святые места. Отдыхали в православном лагере в Оптиной пустыни, побывали в Троице-Сергиевой Лавре, где отец Борис рассказал им житие Сергия Радонежского, они прикладывались к мощам, к иконам…

– Я объясняю им смысл этого, рассказываю, где какая икона. Но, конечно, они не причащаются. Ребенка надо воспитывать, когда он лежит поперек лавки, а когда он ляжет вдоль, мы уже очень много проиграли. У нас был опыт преподавания библейской истории в обычной школе. Мы не можем организовать ситуацию так, чтобы нецерковные дети пришли в церковь и стояли на службе. Они этого не выдержат. Опыт показывает, что таким ребятам бывает сложно выстоять даже час. Многого вы не сможете сделать, обольщаться не надо. Ведь молиться они не хотят − они хотят общаться.  У них настолько все испорчено, что душа трепещет, а восстать не может. И дай Бог, если из них пять человек будут ходит в церковь, такое возможно. Но мы должны им проторить дорогу к конкретному приходскому храму. Пришли в храм – стойте, молитесь. А завтра – нельзя ни кушать, ни пить, уже будете исповедоваться и причащаться. И батюшка, конечно, должен понять, что сразу-то нельзя побивать и заушать, а мягко, щадяще, с радостью их встретить, – советовал протоиерей Борис Ничипоров.

Причащать насильно – неправильно

N75BED79E0CEF.jpg

Много полезного о Таинстве Святого Причащения можно узнать из книг Софьи Cергеевны Куломзиной (†2000), доктора богословия. 

«Как можем мы ввести наших детей в богослужебную жизнь Церкви? Мне кажется, что в наших церквах для младенцев на руках у матерей нет особых затруднений. На руках у матери младенцу хорошо и покойно, никто не торопится, не уходит, не оставляет его одного. Необычные звуки пения, необычное освещение, запах ладана, блеск утвари и облачений — все это развлекает младенца. Даже Святое Причастие и раздача антидора воспринимаются как некое угощение. И это свято и праведно и не вызывает раздражения у взрослых молящихся, – пишет она в своих заметках. – Если ребенок постоянно причащался с самого младенчества, затруднений с причастием обычно не бывает, но когда ребенка начинают причащать в два, три года, дети часто отказываются, боятся — может быть, отождествляют это с лекарством или прививкой у доктора. Мне кажется, что причащать насильно орущих детей неправильно. Всегда с умилением вспоминаю старого нашего, простого батюшку, который радовался тому, как охотно причащалась моя шестимесячная дочь. Он был огорчен, когда после какой-то болезни, во время которой ей давали лекарство с ложечки, она вдруг расплакалась и не захотела причащаться. Придя к нам в гости пить чай, батюшка стал угощать малышку вареньем с ложечки, «чтобы она знала, что он ей всегда дает вкусное...» Думается мне, что какая-то подготовка такого рода может быть осуществлена и родителями. Видала я также, как мать одного такого боящегося ребенка причащалась только сама, держа ребенка на руках. После того как он несколько раз был поднесен к Чаше и видел, как причащается мать, он стал охотно причащаться и сам.

Объяснение самого Таинства Евхаристии начинается с объяснения Великого входа во время пения Херувимской. Пяти-шестилетним детям достаточно объяснить, что батюшка переносит на престол хлеб и вино, которые потом станут Причастием. Годам к семи-восьми дети способны воспринимать более глубокое понимание Таинства. Начинать объяснение надо всегда с рассказа о Тайной вечери, о том, как Господь впервые причастил своих учеников. В евангельском повествовании много подробностей, для детей интересных и впечатляющих, − как была найдена комната для вечери, как Господь умыл ноги ученикам, куда Иуда ушел с вечери. Дети представляют все это себе очень реалистично. Помню, как пятилетняя девочка, разглядывая картину Тайной вечери, сама объяснила отсутствие на ней женщин, верно следовавших за Христом, тем, что «они, конечно, были на кухне и готовили ужин».

Объясняя детям слова «Приимите и ядите, сие есть Тело Мое...», «и сия есть Кровь Моя», следует быть осторожными. Бывали случаи, когда попытки объяснить эти слова пугали детей, и дети не хотели причащаться. Хорошо начинать объяснение с беседы о том, что человек не может жить без пищи и без питья. Не может жить человек и без Бога, и перед тем, как оставить Своих учеников, Иисус Христос показал им, что Он входит в их жизнь, как входит в нас пища для того, чтобы мы могли жить. В Святом Причастии Бог входит и в нашу жизнь в самом полном и реальном смысле. Божье участие в нашей жизни так же необходимо, как необходимы пища и питье. Причащаясь, мы принимаем Бога в нашу жизнь».

Анна ПАНИНА
Специально для портала «Приходы»

Иллюстрация сайта Оренбургской митрополии


 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓

Яндекс.Метрика