Обсуждение продолжается

09.02.2016

Venchanie.jpg

Продолжается обсуждение документов, которые готовятся в рамках Межсоборного присутствия. Они направляются в епархии для получения отзывов, а также публикуются на официальном  сайте Межсоборного присутствия, на портале  Богослов.ru и в официальном  блоге Межсоборного присутствия. Поскольку возможность оставлять свои комментарии предоставляется всем желающим, обсуждение становится общецерковным. На примере двух отзывов, пришедших из Ржевской епархии, посмотрим, что волнует людей при обсуждении документа «О церковном браке», все ли понятно прихожанам в затронутой теме.

 

Олег Казаков:

Надо сказать, что документ (или его проект) представляется столь же целесообразным, сколь и своевременным. Невысокая (мягко говоря) степень осведомленности в церковном праве у многих, даже постоянных, прихожан, а тем более у широких кругов населения России будет восполнена четко обоснованной и ясно сформулированной позицией Церкви в отношении брака.

Документ хорошо сочетает информацию о церковной традиции и истории вопроса с потребностями и условиями сегодняшнего дня. Очень уместной представляется настойчивость, с которой документ сообщает о полной необходимости вступления в брак именно по свободному волеизъявлению брачующихся.

Хорошо и достаточно полно раскрыты степени кровного и свойственного родства и те ограничения на вступление в брак, которые этими степенями продиктованы. Весьма своевременным представляется и отчётливо выраженный взгляд Церкви на невенчанный брак как законный, но не освященный. При этом не допускается отождествление государственно оформленного брака с блудом. В этом отношении в приходской среде еще немало предрассудков и заблуждений.

Некоторое раздумье появляется в той части, где говорится о том, что количество браков должно быть не более трех (включая и невенчанные). Учитывая некоторые особенности истории нашего государства и его отношений с Церковью, все-таки признаешь, что и крещеный человек (ведь крестили и тайком, и без всякого оглашения), мог представления не иметь о церковном понимании вещей. Кроме того, могут иметь место и обстоятельства особой вынужденности, подневольности и пр. Думается, что здесь каждый случай – частный и количество браков не всегда объясняется потерей нравственных ориентиров. Впрочем, последнее слово всегда и, безусловно, за Церковью!

55cc3ed2633945.92731919.jpg

Вызывает благодарность четкая формулировка по поводу браков с инославными и иноверными. Теперь такие браки участились, и не вызывает сомнения потребность в твердом церковном установлении.

Разъяснения мотивов для расторжения церковного брака также необходимы и предохраняют чад Церкви от множества ошибкой, ненужного смущения, предрассудков и заблуждений.

Несомненно, что труд по созданию документа (или проекта) заслуживает самой искренней благодарности!

venchanie1.jpg

Иван Кирпичев:

Я, конечно, прочитал проект «О церковном браке».  Два раза для пущей уверенности. Напомнил он мне то ли кредитный банковский документ, то ли билль о правах человека где-то за морем. Пунктов много, ограничений еще больше. По сути – это добровольное ограничение своих прав верующими. Но ладно верующими, а если проект «пойдет в жизнь»?

Только это присказка, а сама веселая сказка начинается, когда кому-нибудь задаешь вопрос «о церковном браке».

Первая ассоциация после слов «церковный брак» у обычного человека – это «брак в строительстве какой-то церкви». А то, штамп, что «попы все деньги украли», плотно сидит в мозгу обывателя. Вторая ассоциация – это некий «брак» при совершении церковных обрядов. Ну, там рясу наизнанку надели или кагор разбавили. Но когда объясняешь людям, в чем дело, они, конечно, сразу начинают относиться к вопросу такого проекта очень положительно. Примерно как к Ниагарскому водопаду: красиво, далеко и расходно. А главное, никаким боком это их не касается.

Потом все становится гораздо хуже – большинство проект не читало и тех слов, с которых начинается проект, не видело.

«Брак есть установленный Богом еще в раю союз мужчины и женщины» (Быт. 2. 18-24; Мф. 19. 6).

А вот тут как раз и «собака порылась», вернее змей, в том самом раю. Седина в бороду – значит, средства эпиляции уже не действуют. Есть, есть такие дамы. Кто есть мужчина в нашем мире унисекса, а кто женщина? Кто есть Кончита Вурст? Женщина? Значит, с ней брак в принципе разрешен. Кому? Другой Кончите?

На встречный вопрос о том, запрещает ли Православная Церковь браки с лицами одного пола, я ответить не смог. Много в проекте запретов, а основного, вернее тот который на слуху, который волнует многих, – нет. Как так, спрашивают у меня, неужели мы идем по пути наших заклятых друзей и оставляем в проекте закона лазейку для тех «вольностей», которые позволяют теперь себе западные христиане? Поэтому после пары минут беседы голубая мечта о Ниагарском водопаде откровенно мелеет. Напишите большими буквами в шапке проекта, желательно русским по белому, что Церковь вправе отказать брачующимся и венчающимся, если заподозрит их в том, что их брак не «уставленный Богом еще в раю, союз мужчины и женщины».

Ах, я понимаю, как это не толерантно, но православные и не ждут толерантности от своей Церкви, я могу в этом и заблуждаться, но мне так кажется… Я и перекреститься могу.

Брак – это «уставленный Богом еще в раю, союз мужчины и женщины», в этом я не сомневаюсь, я сомневаюсь в том, что рай был тем местом, где из женщины сделали идеальную жену. Адам тоже был не подарок. Так готовы ли люди следовать духу и букве закона? Хотя это вопрос риторический и к обсуждению дело не имеет. Или все же имеет? Потому сказал мой один корреспондент: «А оно мне по фигу все, потому что ни на что не влияет». /…/

Отзывы были опубликованы
  сайтом Ржевской епархии

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓