Войти на сайт | Регистрация
При поддержке Управления делами Московской Патриархии

Регент Надежда Качанкина: Моя мечта – прослужить Богу как можно дольше

18.11.2016

Надежда Качанкина

Службу в православном храме невозможно представить без церковных песнопений. А значит, не обойтись без церковного хора, без людей, которые в нем поют. Их голоса, славящие Господа, придают любой службе торжественность и красоту. Хор, как всякий живой организм, состоящий из разных, но соединенных вместе и выполняющих одну задачу частей, для согласованности действий нуждается в управлении. Эту функцию на клиросе выполняет регент. Сегодняшний наш разговор – с Надеждой Качанкиной, регентом  хора храма преподобного Сергия Радонежского поселка Ростоши (Оренбургская область). Надежда Ивановна поет на клиросе уже 30 лет.

 

Обычно музыкальные, равно как и любые другие способности человека, проявляются довольно рано. Когда Вы осознали себя музыкантом? Как стали петь на клиросе и управлять хором?

– Конечно, все начинается с детства, и все, что заложено в семье, выносится в будущую жизнь. Господь одарил меня голосом – я стала петь с детских лет. И вся семья у нас поющая. Мы часто с мамой дома пели, она любила канты. Читали нараспев акафисты. Посещали мы храм в селе Черкассы Саракташского района, где служил наш дедушка протоиерей Фома Приходкин. У него был хороший слух, и мы от его возгласа брали тональность.

Вспоминаются эпизоды из детства. Когда мы играли в детские игры, у каждого были свои обязанности. Я «несла послушание» на клиросе. Нас было шесть сестер. Мы уходили подальше в поле, чтобы нас не видели, из платка делали мальчикам фелонь. Был хор, старшая сестра «регентовала» нами, мы представляли службу.

Из семейного альбома

После того как я окончила школу, в 20 лет приехала в Оренбург. Пришла в хор Никольского кафедрального собора, его еще называли «монашеским». Почему-то мне больше понравился именно этот хор, душу затронул. Десять лет я пропела в нем. Параллельно училась, получала светское образование, работала. Пение в «монашеском» хоре, дало мне многое: базовые  знания о гласах, правильное интонирование, обиходные произведения.

Конечно, была у меня внутренняя, тайная мечта – петь в профессиональном хоре, клиросную классику исполнять. Я об этом никому не расказывала. И вот заканчивает моя старшая сестра Тамара регентскую школу при Ленинградской духовной академии и говорит мне: «Поезжай».

В 30 лет, в 1982 году, я собираю документы и еду. Меня приняли. В то время ректором академии был архиепископ Выборгский Кирилл, нынешний Патриарх Московский и всея Руси. Годы учебы –  лучшие годы моей жизни. Было очень интересно! Сам Питер, в то время Ленинград, – это прекрасный город, жемчужина среди российских городов. Кроме того, моя мечта сбылась – я пела в смешанном хоре.

Господь повел меня по этому пути. В начале жизни я не осознавала, а сегодня могу сказать: Господь меня поставил на путь управления церковным хором.

В регентской школе

Тяжело было поступать в духовное учебное заведение? Не пугали запреты от властных структур?

– Когда решила поступать в регентскую школу, я работала в техникуме. Туда и пришли документы из академии. Меня вызвали к руководству, но сильного давления не было. В техникуме знали, что я пою в храме. Меня отпустили и сказали, что если не поступлю, то смогу вернуться на прежнюю работу.

С ректором епископом Кириллом (ныне Патриархом Московским и всея Руси)

Что было интересного в процессе обучения в регентской школе?

– Конечно, время обучения – прекрасная пора. Все было интересно. Особенно мне запомнилось то, как владыка Кирилл говорил. Его проповеди – просто кладезь мудрости для студента. Была внутренняя гордость за такого ректора. У него был цикл проповедей, но особо запомнились сказанные во время Великого поста на молитву Ефрема Сирина. Красноречие – тоже дар от Бога. Особенно запоминающееся событие – Пасхальное богослужение на два хора. Незабываемо!

Надежда Ивановна, а Вы помните свою первую службу в качестве регента?

– Помню, что это было очень сложно! На первой службе даже сложно поднять руку. Потом все входит в привычку. Когда училась на четвертом курсе, поехала в Нарву. Там требовался регент. И как раз с Великого поста я начала туда ездить. В субботу уезжала, а в воскресенье вечером возвращалась.

У каждого, кто учился, есть любимые педагоги. А Вам какой преподаватель особенно запомнился? Кто больше нравился?

– Все преподаватели читали интересные, познавательные лекции. Но особо  запомнился профессор протоиерей Иоанн Белевцев, который вел историю Русской Церкви. Мы на его уроках отдыхали. Он нас не терроризировал! (смеется). Его очень интересно было слушать. А вот уроки фортепиано мне даже во сне снятся! Оно мне не давалось, было очень сложно. В 30 лет начинать с нуля тяжело, боялась ошибиться. Сижу, играю, а за спиной профессорский состав слушает, правильно ли играю. Любила сольфеджио, но трудно было писать диктанты по этому предмету.

Время учебы

Как сложилась Ваша судьба после окончания регентской школы?

– После завершения обучения Учебный Комитет при Священном Синоде направил меня в Оренбург по распределению для трудоустройства.

Архиепископ Оренбургский и Бузулукский Леонтий своим указом № 220 от 1 сентября 1986 года назначил меня заместителем регента Архиерейского хора. В круг моих прямых обязанностей входило управление хором в каждую первую декаду месяца, проведение регулярных спевок и, при различных обстоятельствах, замещение регента Тамары Ефимовны Казаковой. Около двух лет я несла возложенное послушание. Потом, когда Тамара Федоровна Закамолдина, регент «монашеского» хора, ушла на пенсию, владыка Леонтий благословил управлять этим хором меня. Три года длился тот период моей регентской карьеры.

Указ

Далее в Оренбурге открывается храм во имя великомученика Димитрия Солунского, и настоятель приглашает меня организовать в нем хор. Я старалась набирать людей с музыкальным образованием. Было интересно. Это непростое для страны время, 1990-1991 годы. Но тогда же стали открываться храмы, пошла в них молодежь. Организовался хороший хор, около 20 человек. Быстрыми темпами разучивали все песнопения. И закрутилось-завертелось! Спевки – службы, спевки – службы. Службы не останавливаются. Многие со мной пропели двадцать лет, а, например, Владимир Жаров, Александр Панов, Елена Авдеева и Светлана Ерофеева сами стали регентами.

На клиросе

 Надежда Ивановна, а где Вы сейчас несете послушание церковного регента?

– В храме преподобного Сергия Радонежского поселка Ростоши. Когда протоиерей Евгений Сироткин позвал меня стать регентом в этом храме, там уже был хор, так что создавать с нуля не пришлось. Сейчас в нем шесть-семь человек.

Зрителям и слушателям любого музыканта или коллектива виден результат огромной закулисной работы. Каковы они, будни рядового регента?

– Мы очень долго поем вместе. У нас весь репертуар выучен наизусть, материал отработан, все отточено. Спевки бывают только к большим праздникам. Из своего репертуара мы не успеваем все пропеть – такой он богатый, так много произведений знаем. А иногда даже бывает песнопение красивое, но не для такого маленького состава…

Есть ли служба, которая нравится Вам особенно?

– Мне нравятся службы Великого поста: Литургия Преждеосвященных Даров, богослужения Страстной седмицы. Здесь особый, молитвенный напев. Но, конечно, это вопрос сложный – наверное, мне нравятся все службы, весь годичный богослужебный круг. Я без этого не могу представить своей жизни. Подходит воскресенье, я готовлюсь, помолилась, пошла. Господи, дай сил!

Не утомляет некое однообразие церковных служб?

– Сделать так, чтобы службы не были однообразными, зависит от регента, от подобранного им репертуара.

Вы выступали где-то помимо храма?

– В ту пору, когда я управляла хором храма великомученика Димитрия Солунского, организатор Пасхальных концертов Наталья Александровна Ломакина приглашала нас на выступления. У нас был хороший состав хора, мы исполняли не только церковные песнопения, но и духовные канты, народные и патриотические песни.

Надежда Качанкина

Наверное, у каждого, особенно же творческого человека есть пример профессионала, на который он равняется, до уровня которого хотел бы дорасти. У Вас есть такой пример?

– Мне очень сложно ответить на этот вопрос. Все мои педагоги были профессионалами с большой буквы, дорасти до такого уровня, наверное, мечтает каждый.

Кто Ваши любимые композиторы?

– В основном я выросла на  произведениях Архангельского, Бортнянского, Чеснокова, Титова, Ипполитовна-Иванова. Они сопровождали меня по жизни. И по сей день это мои любимые композиторы.

Пока человек живет, он мечтает, строит планы, касающиеся личной жизни, профессии. А у Вас есть «профессиональная» мечта?

– Моя единственная  мечта – как можно дольше  послужить Богу; все остальное – пройденное.


Беседовал иерей Вадим ТАТУСЬ,
главный редактор журнала «Ведомости Оренбургской митрополии»

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓