Выйти из комы

07.03.2015 77632.png

8 марта – один из самых любимых в нашем народе праздников, однако  среди православных к нему противоречивое отношение. И все же «Женский день» − достойный повод, чтобы рассказать о православной женщине, нашей современнице и знаменитой актрисе. «К Богу не приходят, а возвращаются. Это все равно, как будто бы ты был в коме – и очнулся... и всех узнал», − говорит Екатерина Васильева.

Екатерина Сергеевна, большое спасибо за то, что Вы откликнулись на просьбу об интервью с Вами.

− Ну, как же можно отказать городу, одна из улиц которого носит имя моего отца, где сохранился дом, в котором он родился, где всякий знает, что известный поэт Сергей Васильев является Почетным гражданином Кургана.

Каким Вам запомнился отец?

− Мне было 12−13 лет, когда родители развелись, и 30 лет, когда папа умер. Промежуток между этими датами − не лучшее время в моей жизни, хотя за эти годы я и школу окончила, и ВГИК, и в «Современнике» поработала, и замуж первый раз сходила, и за Олегом Ефремовым во МХАТ ушла. Я слишком была занята собой. А сегодня исполнена к нему такой любви, какой не было раньше, и мне кажется, что сейчас я знаю отца лучше, чем тогда, когда он был жив. Он такой нежный! И очень добрый...

Почему своего сына Дмитрия Рощина Вы называете отцом?

− Очень важно, что я мать священнослужителя. Это ко многому обязывает, и том числе и в общении между собой. Дмитрий, как и я, окончил ВГИК, но стал священником. Для меня это чудесная радость. Залог семейного благополучия и душевного здоровья во взаимной любви и верности, в христианском укладе жизни. Семья − это малая церковь. А раз сын − священник, то я не могу называть его иначе, как церковным именем. /…/

В 1997 году неожиданно для всех Вы ушли со сцены и их кинематографа, несколько лет не играли в театре и кино. С чем это связано? С творческой усталостью? С желанием замолить грехи молодости? Как Вы пришли к Богу?

− К Богу не приходят, а возвращаются. Это все равно, как будто бы ты был в коме − очнулся... и всех узнал. Я уже устала говорить, что театр, сцена, кино − всё это неважно. Важна вера. Но журналисты с тех самых пор и до сего дня всё пристают и пристают с одними и теми же вопросами: почему ушла? Почему вернулась? Многие действительно намекают на замаливание грехов молодости. Так, кстати, мое служение церкви воспринимали и бывшие мужья — Сергей Соловьев и Михаил Pощин.

Я знаю, что доставляла страдания этим и другим людям. Да, я вела богемный образ жизни, немного интересовалась политикой, прятала у себя людей, которых могли арестовать, переходила из одного театра в другой, внезапно влюблялась... Но все это после моего воцерковления ушло в прах. Сегодня для меня главное − укрепление в вере. Думаю, это главное и для страны. Когда после долгих десятилетий безверия, начали восстанавливать храмы и строить новые, казалось, что должно было быть всеобщее покаяние и национальное ликование, потому что Бог от нас не отвернулся. Но процесс возрождения веры и укрепления в ней сегодня идёт очень медленно.

Духовная жизнь для меня − выбор осознанный. Еще в конце 70-х годов я познакомилась с Екатериной Трубецкой, прямым потомком именитого рода. Она-то и привела меня впервые в храм, который находится в Телеграфном переулке. Здесь, в Антиохийском подворье, собиралась верующая интеллигенция. Моим духовным наставником с тех пор стал отец Владимир Волгин. Потом я сама стала служить казначеем в московском храме Софии, Премудрости Божией. Это красивейший храм XVII века, нуждающийся в восстановлении. И ныне я служу там.

Сегодня, хоть и не так часто, как зрителям и поклонникам Вашего таланта хотелось бы, но Вы вновь выходите на сцену, снимаетесь в кино. Не приходят ли в противоречие церковное служение и Ваше творчество?

− Олег Меньшиков когда-то сказал о себе, что он актёр не ролей, а темы. Как просто и верно! Я бы хотела специально для интервью «украсть» эти слова. Для меня так же, как для Меньшикова, важна не роль, а то, о чём эта роль говорит. Уже много лет я говорю о христианской вере, о семье, о нравственности. Жизнь − Божий дар и счастье, но она дана не для развлечений, а для большого труда. Отец Владимир сравнивает мою актерскую работу (что же делать, ведь я училась на актрису!) с проповедничеством. Поэтому никакого противоречия в том, что я делаю, нет. К отцу Владимиру я несу заинтересовавшие меня сценарии и пьесы. Не развлекать, а вместе с моими героями и зрителями плакать и страдать о душе. Об этом, например, мой моноспектакль-проповедь «Я была счастлива» по дневникам жены Достоевского Анны Григорьевны Сниткиной, с которым я объехала полстраны.

Валерий ПОРТНЯГИН

Публикация сайта Курганской епархии приводится в сокращении

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика