Михаил Щепенко: «Театр наш – светский. А идеалы наши – православные»

28.04.2015
88553.png

Один из самых ярких режиссеров, блистательный мастер эксперимента и при этом подлинный последователь реалистических традиций на сценических подмостках, создатель Московского театра русской драмы и герой Книги рекордов Гиннеса  как единственный театральный режиссер, имеющий богословское образование, готовится встретить свой 70-летний юбилей. Впрочем, это его не очень занимает.

 

Прежде всего, скажите, как дела в вашем театре, после пожара в 2013 году было как-то совсем не замечательно...

– Да вы знаете, и сегодня не особенно все изменилось. Пока что рано говорить о каком-либо изменении культурной политики Москвы. Доносятся разговоры об объединении театров – как школ недавно. Ну, а финансирование ограничено, считается, что мы сами должны зарабатывать, а это в корне неверно. Сценической площадки своей у нас нет по-прежнему. Хорошо, что другие театры дают свою сцену, а то...

Но артисты все равно от вас не уходят...

– И за это им великая благодарность. Но... среди них весьма немало и многодетных, а тут, каким бы ты энтузиастом и подвижником ты ни был, а надо на что-то жить, кормить детей.

И все же приятно, что вы смогли отметить 40-летие творческой деятельности вашего театра. А нынешний сезон – юбилейный...

– Скромно, в своем кругу, собрались самые близкие театру люди, камерно отметили, словом.

Однако в этом году грядет и следующий юбилей, теперь уже ваш личный...

– Вы знаете, я как-то не специалист по юбилеям. Наверное, будет отмечено каким-то образом.

А что в ближайших планах?

– Спектакль «Не унывай!» по «Василию Теркину» Твардовского. Это мы ко Дню Победы, разумеется, ставим. Шукшина собираемся поставить. Заслуженная артистка России Валентина Полякова над детской сказкой работает – «Снежная королева» называется.

Не такая уж она и детская. В советские времена ее даже «подчистили» изрядно, убрав молитву «Отче наш», что читает Герда.

– Безусловно, Андерсен – не только великий сказочник, но и истинно христианский автор. В «Снежной королеве» у него очень много линий, даже тайн... Но что-то мы можем разгадать со всей очевидностью. Так, мы знаем, что тролль и сама снежная королева – это силы зла. Конечно, они действуют, как положено по законам сказки, а тем более детской, но это не лишает этих отрицательных персонажей их глубинного смысла.

Думается, что в «Снежной королеве» весьма значителен и подвиг Герды. Подвиг христианской любви. 

– Да, безусловно. И ее подвиг противостоит греху уныния Кая – этому самому страшному греху на свете; недаром и в слове «вечность», которое Кай выкладывает из льдинок, совершенно нет тепла. И только Герда приносит его с собой – лишь тогда несчастный духовно ослепленный и с осколком в сердце мальчик может быть спасен. Потому что у Герды горячее сердце. Всегда очень важно то, что происходит с нашим сердцем.

Ваш театр называют «христианским», «православным», «духовным»...

– И неправильно называют, между прочим...

?

– Как можно так себя назвать, если величайшие святые на смертном одре своем говорили о том, какие они грешники? Как после этого можно назвать театр, ну, например, «духовным»? Я не могу.  Да, идеалы наши – православные, но театр наш – светский, а не религиозный, если таковой и вообще-то может быть.

Ну, например, средневековые вертепы на Рождество...

–  Вертепы – возможно... Мы же – театр разных форм, театр психологический. И мы ищем эти формы, ибо в искусстве всегда должна присутствовать некая «отстраненность».  Искусство вовсе не должно быть буквальным отражением нашей жизни, реалистический театр не должен быть ее подобием-близнецом. Это будет просто скучно, неинтересно и бессмысленно. Разве опера, а порой и водевиль – не разговор о жизни, но только в определенных формах? Гениальным мастером новых форм был Чехов, который оставался при этом реалистом.

Но наряду с формой мы служим и идее. Идея должна быть всегда. Иначе нет произведения, нет явления.

Но вот у постмодернистов нет идеи...

– Да, они отказываются от логоцентризма, то есть от какой-либо идеи. Но ведь этот отказ – тоже идея. Хотя и негативная.

Да уж, постмодернизм – это совсем не про вас...

«Веленью Божию, о, Муза, будь послушна», – сказал великий поэт почти 200 лет тому назад, но слова эти сказаны были навсегда. И вот этому девизу хотели бы следовать мы. Подчиняясь ему, я на старости лет даже пошел учиться в Свято-Тихоновский университет, получил богословское – третье высшее – образование. Как можно было мне, воспитанному в атеистическом государстве, безграмотному религиозно, руководить нашим театром?

Зато теперь даже в Книгу рекордов Гиннеса попали.

– Чего-чего, но этого – уж совсем не ожидал!

Все равно поздравляем.

– Спасибо!

Беседовал Сергей ЛИТВИН

Два билета на предпремьерный (!) показ спектакля Московского театра русской драмы «Не унывай», поставленный по мотивам поэмы А. Твардовского «Василий Тёркин», получит победитель объявленного порталом «Приходы» фотоконкурса «Пасха на моем приходе». Принять участие в конкурсе можно до 4 мая.

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика