Врачи и… врачи

22.05.2015

IMG_6953.JPG

22 мая, когда празднуется память святителя Николая Чудотворца, профессор Николай Аркадьевич Дайхес, член Общественной палаты Российской Федерации, общественный и политический деятель, отоларинголог в третьем поколении, начал рабочий день в домовом храме, освященном во имя его небесного покровителя. В церкви святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, он молится о здравии своей семьи, о трех своих детях  – Елене, Аркадии и Андрее, небесные покровители которых изображены на одной из стен храма, и, конечно, о том, чтобы хорошо выполнять свою работу директора Федерального государственного бюджетного учреждения «Научно-клинический центр оториноларингологии ФМБА России».

В этом году Институту оториноларингологии исполняется 80 лет. Новое здание института летом 2014 года освятил митрополит Астанайский и Казахстанский Александр. В Центре с применением передовых технологий можно одновременно лечить более 300 пациентов с нарушениями дыхания, голоса и слуха. Их выздоровление зависит не только от правильного лечения, но и от веры в выздоровление.

Вера – это главное и для пациентов, и для медиков. Вот почему, узнав о существовании фотовыставки, рассказывающей о жизни архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого), исповедника православной веры, великого учёного и хирурга, профессора медицины и одновременно архипастыря, Николай Дайхес обратился с просьбой к вице-президенту ОАО «РЖД» профессору Олегу Атькову передать ее на время в Центр.

24 апреля участие в открытии фотовыставки «Святитель Лука», созданной при участии Фонда Андрея Первозванного, принял епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон, председатель Синодального отдела социального служения и церковной благотворительности.

Домовый храм

Николай Аркадьевич, сейчас во  многих больницах есть храмы  или часовни. Давно ли появился домовый храм в вашем институте?

– 19 июня 2014 года  мы окрыли институт, а немного  раньше храм освятил митрополит  Астанайский и Казахстанский Александр в сослужении архиепископа Элистинского и Калмыцкого Юстиниана.

В нашем домовом храме – тринадцать икон, и каждая из них имеет значение, нет ни одной случайной. На престольной иконе святителя Николая Чудотворца, моего небесного покровителя, есть частица его мощей. Ее передали в дар домовому храму во время нашего с митрополитом Александром посещения Бари.  

Владыка приложил усилия для того, чтобы три основные храмовые иконы – Спасителя, Николая Чудотворца и Федоровский образ Божией Матери – были написаны одним из наших лучших иконописцев: Заслуженный художник России Александр Соколов из Ярославля среди современных русских изографов занимает одно из ведущих мест. Это было непросто. Мало кто имеет такую возможность.

IMG_6969.JPG

А кто икону святителя Луки и другие образа написал?

– Художники  мастерской Заслуженного художника  России Александра Марьина сделали настенные росписи храма и написали все остальные иконы: целителя Пантелеимона и святителя Луки (Войно-Ясенецкого), поскольку это лечебное учреждение, Александра Невского (6995), митрополита Иосифа Астраханского, Матроны Московской, иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радосте» и «Всецарица», поскольку у нас много случаев онкологических заболеваний.

Строить домовый храм было Вашим решением?

– Строительство  храма связано со строительством  института. Здание, в котором мы  с вами находимся, я строил четырнадцать лет  – с нуля, с голой земли. Когда в 2000 году я за это дело взялся, это было внеплановое строительство. Ну, строит и строит какой-то полусумасшедший человек, который втемяшил себе в голову, что это надо сделать. Это головной институт по одной из самой востребованных специальностей – болезни уха, горла и носа и вообще хирургия головы и шеи. Я думаю, нет ни одного человека в мире, который хотя бы раз насморком не переболел, поэтому это очень востребованная специальность. Но парадокс в том, что не было института, который бы этим вопросом занимался. Были небольшие клиники, кафедры, а института не было. Я пришел сюда, будучи депутатом Государственной Думы созыва 1999–2003 годов.

Здесь мой отец защищал докторскую диссертацию в конце 1960-х. Первая попытка построить такой институт в нашей стране была сделана моими предшественниками еще в 1946 году. По разным причинам все три предыдущие попытки ничем не закончились, хотя при советской власти это было гораздо легче сделать, потому что была плановая экономика: если закладывался план, значит, строилось. Когда мы осуществляли четвертую попытку, чувствовалось присутствие Божие, и она увенчалась успехом. Начав строить институт, я понимал, что нужен храм. Очень много примеров, когда люди приходили на новое место, и первое, что они делали, – возводили церковь.

Храм создавался по благословению владыки Александра. Это его заслуга. Мы долго обсуждали с ним, строить ли храм на территории института или сделать его домовым, и в итоге сделали церковь внутри здания. Пришли с владыкой смотреть помещение, а он говорит: «А что за этой стенкой?». Словно через стену увидел, что там коридор и еще два с лишним метра. Снесли эту стену – увеличился размер храма.

Пожалуй, за последние 25 лет среди вновь созданных храмов в федеральных учреждениях Москвы наш храм, наверное, лучший. Я считал так: лучшим должно быть все, что в этом институте делается.  Резной дубовый иконостас сделали в Костроме. Для меня было принципиальным, чтобы домовая церковь была приписана к храму Веры, Надежды, Любови и матери их Софии на Сущевском валу. Это представительство Казахстанской митрополии, где владыка Александр служит, когда бывает в Москве. Я немного переживал, потому что по канонам наш храм должен был быть приписан к храму на северо-западе Москвы. Очень благодарен и епископу Солнечногорскому Сергию, и епископу Пантелеимону, через которого проходило мое письмо Святейшему Патриарху Кириллу, и, конечно, самому Предстоятелю Русской Православной Церкви, который удовлетворил просьбу коллектива института и разрешил считать наш храм приписным храмом Патриаршего подворья на Сущевском валу.

IMG_6897.JPG

Душевное тепло

Кто является настоятелем вашего  храма?

– Когда определялось, кому быть священником в домовой церкви, я очень  просил митрополита Александра отпустить  на служение в наш храм иеромонаха Серафима (Петровского), который был  заместителем владыки в Синодальном  отделе по работе с молодежью. Отдел находится в Москве на  Крутицком подворье, которое восстанавливалось владыкой на моих глазах.

Отец Серафим знает несколько иностранных языков, обладает большими церковными знаниями. Я бывал в его небольшом прекрасном храме в Казахстане, который расположен в очень красивом месте в поселке Ключи под Алма-Атой.

Но даже при наших самых теплых отношениях владыка не сразу удовлетворил мою просьбу. Однако доброта этого человека по отношению ко мне, грешному, его понимание и любовь к нашему институту, к нашему храму позволили ему отпустить отца Серафима, чему я несказанно рад. Он теперь ключарь Никольской церкви, а настоятель – митрополит Александр.

Батюшка располагает к себе добротой и человечностью, духовным восприятием мира. У него большая душа, а для священника любого ранга очень важно быть добрым человеком, быть расположенным к людям. Это служение такое же, как у врача. Вряд ли вы второй раз пойдете к доктору, который скажет: «Ну, ты! Я тебя посмотрел – все, иди отсюда». Хотя это, может быть, и грамотный доктор, который сделает правильное назначение.

Для любого болящего человека нужно не только грамотное лечение, но и душевное тепло. Это главное.

Тому же учил своих учеников  и святитель Лука Крымский.

–  Без этого  нельзя быть врачом. Второй раз вы придете к тому доктору, который вас и полечит грамотно, и будет разговаривать с вами по-человечески, и поддержит вас в ваших страданиях. То же самое и священнослужитель. Я имел возможность несколько раз общаться со Святейшим Патриархом Кириллом – от него исходит доброта. Это человек, который располагает к себе, как и митрополит Александр, один из близких его соратников. Не только я, но и другие люди говорят, что от владыки идет тепло. Я не раз наблюдал, как известные деятели нашей общественной жизни и культуры, люди, совершенно далекие от церкви, выходили от него совершенно ошарашенные и говорили: «Слушайте, мы как у печки постояли».

Тепло человеческое должно быть – вот что очень важно в священнике. Почему шли куда-нибудь в леса, строили там маленькую землянку, а потом из нее вырастал монастырь? Почему шли за преподобным Сергием и за многими другими подвижниками? Почему за Спасителем шли? Потому что Он излучал доброту и любовь – в этом основа.

Отец Серафим относится к людям, от которых исходит тепло. Мы с ним общаемся и дружим, потому что он добрый человек, как митрополит Александр, как Святейший Патриарх Кирилл, как и многие другие люди. Для меня очень важно, что владыка Александр и отец Серафим – это добрые люди. Это, мне кажется, сегодня нужно усвоить и следующему поколению священнослужителей.

IMG_6954.JPG

 

«Всех врачей наставниче»

Фотовыставка «Святитель Лука» с успехом прошла в Центральном доме культуры железнодорожников, а теперь находится у вас…

– 24 апреля, накануне  дня рождения святителя Луки Крымского (он родился в Керчи 27 апреля 1877 года), посвященную ему выставку мы открыли вместе с председателем Синодального отдела по благотворительности и социальному служению епископом Пантелеимоном, с которым обсудили перспективы сотрудничества Церкви и нашего центра. Визит в Научно-клинический центр оториноларингологии епископ Пантелеимон начал с домового храма святителя Николая Чудотворца, где постоянно совершаются богослужения.

Я благодарю Бога, даровавшего нам возможность построить институт и прекрасный домовый храм святителя Николая, в котором есть икона святителя Луки. Викарий Святейшего Патриарха поздравил с праздником Пасхи врачей и медперсонал больницы и вручил им иконки Воскресения Христова. Епископ Пантелеимон поблагодарил врачей за профессионализм и самоотверженное служение людям. «Несите людям радость выздоровления. Радость быть здоровым – это радость иметь возможность помогать другим, делать добрые дела. Дарите тепло и любовь», – сказал им владыка.

Затем он посетил детское отделение Центра, где вручил юным пациентам пасхальные подарки. Дети с радостью беседовали с ним, говорили об ангеле-хранителе, о своих мечтах.

30 апреля в России вышел в  широкий прокат первый художественный  фильм о святителе Луке «Излечить  страх», но из комментариев ясно, что о фильме мало кто знает: нет ни афиш, ни рекламы в СМИ. Я посмотрела фильм 7 и 18 мая и считаю, что его нужно посмотреть всем. А Вам лично близок этот святой врач?

– Близок – это не то слово. Дух профессора Войно-Ясенецкого незримо витает над всей нашей семьей, над нашей врачебной династией. Поэтому его иконы, конечно, есть и в нашем домовом храме, и в моем рабочем кабинете. В прошлом году я возглавлял группу наших наиболее авторитетных медиков и общественных деятелей в области здравоохранения, которая объехала все районы Крыма. В Симферополе мы посетили кафедральный собор, где покоятся мощи архиепископа Луки. А рядом с храмом есть его музей.

Одна матушка, экскурсовод, рассказала, что осенью 1903 года архиепископ Лука окончил медицинский факультет Киевского университета. А мой дед, профессор Дайхес, в том же 1903 году окончил Харьковский медицинский институт.

Мой брат тоже окончил Харьковский  мединститут. Святитель Лука, который  был болен диабетом и в конце  жизни ослеп, сейчас очень помогает  в лечении моего ослепшего  брата-диабетика. Я молюсь святителю  Луке, чтобы брату сделали пересадку  почки, если есть на то воля Божья, если он выдержит эту операцию.

– Бог даст, так и будет. Желаю Вашему брату  исцеления. А меня в музее святителя  Луки поразило то, что и будущий  архиепископ Лука, и мой дед  прошли врачами-добровольцами всю русско-японскую войну. В музее я искал на фотографиях своего деда, отца моего отца, основателя нашей лор-династии. За участие в боевых действиях дед получил возможность работать в Германии, в клинике Шарите – самой известной университетской клинике Европы.

Я нашел ту самую лор-клинику, и мы общаемся с немецкими коллегами из Берлинского университета им. Вильгельма фон Гумбольдта. Именно там мой дед-хирург стал хирургом-отоларингологом. Потом он прошел Первую мировую войну.

Был ли в Вашей жизни какой-то яркий  случай, связанный с именем святителя  Луки?

– В 1983 году  после окончания Астраханского  мединститута я приехал в Москву, и буквально на второй год  ко мне в палату поступил  молодой человек. Я его оперировал. Как-то сидим с ним вечером  в палате, и тут выясняется, что  он молодой монах из Троице-Сергиевой  Лавры, только что принявший постриг. Мы разговорились, и я его пригласил  чайку попить в ординаторскую. Это было 30 лет назад. Для нас  это было тогда что-то необычное: практически мой ровесник – и монах. Интересно, как его судьба сложилась?

Дарит мне автобиографическую книжку архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого) «Я полюбил страдание», изданную в 1984 году издательством «Посев». Она у меня сохранилась до сих пор. Это был первый сигнал – Троице-Сергиева Лавра, владыка Лука (Войно-Ясенецкий).

При обучении в мединституте почитал две настольные книги каждого хирурга: «Этюды брюшной хирургии» Сергея Сергеевича Юдина и «Очерки гнойной хирургии» Валентина Феликсовича Войно-Ясенецкого. Мы всегда знали о Войно-Ясенецком: о нем шепотом говорили, что он был епископом. Но до конца никто не отдавал себе в этом отчета.

Известно, что святитель Лука  выгонял из кабинета женщин, приходивших  к нему на аборт. Как правящий  архиерей он писал в отчете  за год: «Какой ужас <…>! у меня  в епархии целых два развода  за год <…>, а я знавал архиереев, у которых не было ни одного  развода за 40 лет управления епархией <…> как низко пала нравственность  в России...» Два развода в  год на Симферопольскую епархию  – это был «ужас» в начале  XX века. А сейчас Россия занимает одно из первых мест по разводам и первое по абортам. Близка ли Вам тема семейных ценностей?

– Как врач  и как член коллегии Минздрава  могу сказать, что непростая демографическая  ситуация в стране складывалась  в течение всего XX века. Генофонд нашего народа в значительной степени подорвали и Первая мировая война, и гражданская, и Великая Отечественная война, и многие другие испытания, которые прошла наша страна. Мы пережили тяжелейшие 1990-е годы, когда в России специально насаждалась антидуховность, велась идеологическая война против нашей страны, чтобы подорвать устои народа. Сейчас выросло поколение, которое должно рожать детей, но не хочет этого.

Тем не менее, я могу объективно сказать, что уже принесли свои плоды усилия государства, которые с 2003 года активно предпринимаются по программе защиты материнства, по поддержке развития и модернизации нашего здравоохранения.

Очень часто люди ругают наше здравоохранение, но ведь есть и положительные результаты.

 

Астраханские корни и Святая Земля

Расскажите, пожалуйста, о своих  корнях.

– Я родился 18 декабря 1959 года в Астрахани. В 1983 году окончил с отличием  Астраханский медицинский институт, прошел клиническую ординатуру, а затем аспирантуру в Центральном  институте усовершенствования врачей. У меня не просто корни в  Астрахани, у меня душа там. Астрахань  – это Астрахань. Конечно, мы большие  патриоты нашей малой родины.

Над Вашим столом на стене  висят три фотографии. Кто на  них изображен?

– Слева – профессор  Дайхес, мой дед, основатель нашей клиники. Справа – его сын, мой папа, тоже профессор Аркадий Дайхес. Когда отцу было всего три года, дед умер, и мальчика растила мама Любовь Степановна Альянова, русская красавица, впоследствии народная артистка России.

В центре – мой дед по матери Николай Георгиевич Лычманов. Улица, на которой стоит Астраханский медицинский институт, носит имя Лычманова. Это один тех немногих людей, которые  в советское время, будучи ректорами, не  являлись членами партии. Николай Георгиевич – совершенно уникальный человек. Он был главным хирургом в Астраханской области, главным хирургом в армии во время войны. Всю войну прошел. Имеет много орденов, в том числе орден Ленина.

В честь Николая Георгиевича назвали и меня, и моего двоюродного брата – хирурга Николая Костенко. Он воцерковленный человек. Когда-то работал в Москве, много оперировал в Троице-Сергиевой лавре, в том числе предыдущего духовника Лавры. Сейчас является проректором Астраханского медицинского института. По моей просьбе брат раскопал нашу родословную, и оказалось, что у нас в роду были священнослужители... Я считал, что это лишь семейное предание, а оказалось, что так было на самом деле...

Несколько лет назад подняли наградные фронтовые документы, в том числе документы 1941 года, когда люди писали так, как есть. Там написано, что Николай Георгиевич Лычманов закончил в 1917 году Астраханскую духовную семинарию, а в 1923-м – Первый Ленинградский медицинский институт. А почему, опять же, такие корни? Его отец был под конец жизни священником, а до этого они содержали так называемый странноприимный дом.

У нас есть в Астрахани Иоанно-Предтеченский монастырь, который сейчас восстановили. Прямо напротив монастыря стоял родовой дом Лычмановых. В нем останавливались паломники, которые отправлялись на Святую землю – до революции один из путей туда шел через Астрахань. Паломники в Астрахани садились на суда и плыли в Персию, а из Персии уже на Святую землю.

А Вы бывали на Святой Земле?

– Много раз. Но уникальнейшей стала паломническая  поездка с делегацией из Казахстана  с владыкой Александром и иеромонахом  Серафимом (Петровским) в 2011 году. Мы провели полдня с матушкой Георгией (Щукиной), настоятельницей Горненского монастыря в Иерусалиме, которая на прощание подарила мне образ Спасителя. Вот на стене висит этот подарок со Святой земли, который всегда со мной.

Не нам, грешным, на эти темы рассуждать, но матушка Георгия – это человек, который светится. Она одна из двух женщин, которых ныне покойный Святейший Патриарх Алексий II благословил поднимать женский монастырь в Санкт-Петербурге, а потом она уже сама подняла монастырь на Святой Земле. Это совершенно уникальная монахиня, которую владыка Александр помнит с тех времен, когда был еще молодым человеком.

Мне тоже посчастливилось встречаться  с матушкой Георгией, которая всегда очень тепло принимала нас в составе делегаций Фонда Андрея Первозванного. Она является лауреатом международной премии «Вера и верность». Благодарю Бога за знакомство с ней.

– Великое  счастье и великое благо –  общаться с такими людьми. Это  не каждому дано. К сожалению, мои родители рано ушли из  жизни, и Господь мне не дал в наследство, как положено в таких  семьях, большого количества влиятельных  покровителей или родственников, которые бы вели и продвигали  меня по жизни. Не было таких  людей, кто бы покровительствовал. Но были друзья. Господь даровал  мне возможность встречаться  с очень хорошими людьми, любящими  нашу страну, живущими по праведным  человеческим законам. Это очень  важно.

Встречи с какими людьми особенно повлияли на Вашу жизнь?

– Один из  главных людей в моей жизни  – это митрополит Астанайский и Казахстанский Александр, который раньше был архиепископом Костромским и Галичским. Мы знали с владыкой друг друга, но не близко. Я знал, что он в Костроме, и по Божьему промыслу мы встретились, и я с ним больше не расставался, потому что считаю его одним из тех знаковых людей, на которых стоит наше русское Православие.

IMG_6949.JPG

Здоровый образ жизни
и духовные ценности

Вы являетесь одним из организаторов  Всероссийского общественного движения  «Лига здоровья нации». Чем она  занимается?

– Лига пропагандирует  здоровый образ жизни в разных  его формах: физкультура, отказ от  курения, злоупотребления алкоголем, наркотиками и так далее. В  ней состоят знаковые люди. Президентом  этой Лиги является академик Лео Антонович Бокерия – известный наш медик, вместе с которым, начиная с 2003 года, мы эту организацию создавали.

К счастью, и Церковь озабочена пропагандой духовных ценностей и здорового образа жизни, в первую очередь, среди молодежи. Потому что существует абсолютно неразрывная связь между здоровым образом жизни и духовными ценностями. Если молодой человек верит в Бога, воцерковлен, духовно богат, то, наверное, он подумает, нужно ли ему курить, принимать алкоголь или что-то еще более худшее, более страшное. Он должен не лежать и смотреть по телевизору «жвачку», а заниматься спортом, самообразованием, работой. Когда человек занят, загружен, у него меньше времени на то, что вредит духовному и физическому здоровью.

Безусловно, духовным воспитанием должны заниматься и родители в семьях, и служители Церкви – это очень важно. И я это поддерживаю. Святейший Патриарх Кирилл в его возрасте являет для нас сегодня пример здорового образа жизни…

А что сейчас самое важное  в обществе и в Церкви, на  Ваш взгляд?

– Сейчас  очень важный, переломный момент  и в Русской Православной Церкви, и в стране. Безусловно, далеко  не все идеально, но сегодня  есть пласт людей, на которых  Церковь стоит. Ныне Церковь  востребована и уважаема большинством  людей. Очень важно, чтобы молодые  священники брали пример с прошедших все испытания новомучеников, которые своим служением несли тепло и любовь людям.

И своим молодым врачам я говорю, что их работа – это служение. Если ты хочешь зарабатывать деньги, иметь десять яхт, двадцать машин, то тогда занимайся бизнесом, не надо работать врачом. Это не та область, где люди должны думать, прежде всего, о каких-то благах. Медицина – это, в первую очередь, служение. То же самое в Церкви. Мне важно, кто будет пастырем моих детей и всей нашей молодежи. Это одна из важнейших задач, которые существуют сегодня в Церкви.

Беседовала Ирина АХУНДОВА
Фото автора

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика