Толкущему отверзется…

16.11.2015

DSCN9699.JPG

Как попасть на русскую службу за границей? Порой это бывает весьма нетривиальной задачей, и даже предварительная «разведка» по интернету и расспросы местных жителей не уберегут от случайностей. Но если стремишься помолиться за литургией в день великого праздника, Господь поможет. В этом на своем опыте убедилась Ольга КИРЬЯНОВА.

Отпуск пришелся на вторую половину сентября, и одну неделю из него представилось возможным провести на Кипре, в городе Пафос. Усиленно рекламируемый  туристам как место рождения языческой богини Афродиты, Кипр в православном мире именуется «Островом святых», что вполне соответствует его роли и значению в церковной истории. Отсюда родом или здесь подвизались здесь многие великие столпы веры и благочестия, положившие первые камни в величественное и стройное здание Поместной Кафолической Церкви. Земля Кипра помнит всех их, начиная с ученика Христова апостола от 70-ти Варнавы и ближнего друга Христа праведного Лазаря Четверодневного, первого епископа Автокефальной Кипрской Церкви.

Православие на Кипре – государственная религия, ее духом и традициями живет и дышит сегодня христианская община этого солнечного и гостеприимного уголка Средиземноморья. Христианское богатство острова заключается в сотнях церквей и десятках монастырей, большая часть которых насчитывает не одну сотню лет, древних намоленных иконах и невероятном обилии мощей святых.

Как православную уроженку России меня смущало лишь одно: именно на эту отпускную неделю выпадал двунадесятый праздник Рождества Пресвятой Богородицы, между тем единственный на острове приход, окормляемый специально прикомандированным священнослужителем Московского Патриархата, находился в городе Лимассол, где строится деревянный Никольский храм, а пока русская община собирается на молитву в храме Христа Человеколюбца в районе Закаки. Нет, конечно, мне было известно о наличии на острове других русскоговорящих православных священнослужителей, но все они состоят в клире Кипрской Церкви, живущей по новому стилю. К моменту приезда киприоты Рождество Богородицы уже отпразднуют. Перенести же отъезд возможности не было.

Перспектива не попасть на праздничную службу первого двунадесятого торжества церковного года откровенно угнетала, не давая возможности безмятежно любоваться красотами острова и наслаждаться еще теплым морем. Поиски в интернете вывели на сайт русскоязычных киприотов, где среди прочего сообщалось, что в Пафосе есть православная община для выходцев из стран СНГ, где служит русскоговорящий священник Георгий Хмаландзидис. В местной газете повстречалось объявление о том, что богослужения для этой общины совершаются каждое второе воскресенье месяца в храме святого Георгия.

Подивившись символичному совпадению названия храма и имени священника, ищу в интернете дальше. Сеть выдала и описание храма, сделанное одним из наших соотечественников: убранством аскетичен и невелик, зайти в него можно в любое время. Из другого источника удалось узнать, что Георгиевская церковь, где собирается русскоязычная община, находится рядом с одним из пятизвездочных отелей, судя по координатам – в ближайшей части вытянувшегося вдоль средиземноморского побережья Пафоса. Гостиницы и виллы тянулись здесь друг за другом непрерывной чредой, но это только вблизи моря. Чуть выше, через дорогу – огромные незастроенные пространства с редкими полупустыми или вовсе заброшенными зданиями. Из первого описания храма, кстати, так и явствовало, что вокруг него пустыри, идти далеко – без машины не добраться. Ну, ладно, без машины, можно и такси взять. Теперь самое интересное – где же именно она находится?

На третий день после приезда рано утром в программе отпуска стояла паломническая поездка по горным монастырям Кипра. Группу сопровождала русскоязычная гид, жительница Пафоса, к которой я и обратилась с расспросами. «Нет, – отрицательно покачала она головой, – в Пафосе в этот день праздничной службы не будет. Я с группой паломников-ставропольцев поеду рано утром на литургию в Лимассол. Могу спросить у них разрешения взять еще кого-то, но после службы у них отдельная программа посещения храмов и монастырей».

Признаться, готова была я и рано утром подъехать к отелю, где жили ставропольцы, и попросить их взять в свою компанию. Но очевидно, что участие в последующей паломнической программе требовало ее оплаты, а вот это уже было серьезной проблемой.

Ранним субботним утром, уныло побродив по пляжу близлежащего отеля и раздумывая над тем, не отдать ли все же все имеющиеся в наличии евро, предназначенные на покупку сувениров и непредвиденные расходы, за посещение праздничной литургии, я подняла голову и увидела невдалеке за деревьями церковный купол. Вполне современное здание храма было окружено зеленью.

Храм св.Георгия у одноименного отеля.JPG

Когда от раскрытых настежь церковных дверей меня отделяло уже не более десяти метров, я поняла, что там, внутри, поют. На церковно-славянском. «Блажени милостивии, яко тии помилованы будут…».

Внутри шла литургия. Облик молящихся не оставлял сомнений – соотечественники. Женщины в платочках, дети, несколько мужчин, две монахини. Женский хор, вполне слаженно выводящий обиходные напевы. «Паломники! – мелькнуло в голове. – Может быть те самые, ставропольцы. Сейчас как раз и попрошусь с ними».

Не сразу, а только по некоторым отличительным жестам священника, по его внешнему виду и характерному греческому облачению, а еще более – по обилию среди прихожанок мам с малышами и наличию в алтаре смугловатых мальчишек-алтарников, облаченных в футболки и шорты, я догадалась, что передо мной – не паломники, а русскоязычная православная община Пафоса. И когда после богослужения прихожане стали обращаться к батюшке с вопросами: «О.Георгий, а в понедельник служба будет?», все сомнения отпали окончательно.

– Будет, – кивнул он с амвона.

– Как обычно, возле пожарной  части?

– Да!

– Извините, – обратилась я к одной из прихожанок. – Сами мы не местные, где это «возле пожарной части»?

Женщина замялась, ответив, что адреса не знает, но может нарисовать схему, как можно доехать туда на машине. Рисуя, она старательно объясняла: «Доезжаете, до этого поворота, потом направо, прямо, там будет светофор, дальше дорогу ремонтируют, и здесь будет храм… святого Георгия».

Выйдя из храма с этой бумажкой в руках, как с пропуском, я огляделась. Прямо передо мной сверкал на солнце зеркальными окнами фешенебельный отель «Святой Георгий», к которому я вышла, что называется, с тыла. Все сошлось – и место, и храм. Только не совсем понятно, почему об этом месте писали, что оно пустынно и труднодоступно пешеходу. А службы для русскоязычных, оказывается, совершаются не только каждое второе воскресенье, но и каждую третью субботу месяца. Сегодня как раз третья суббота и есть!

Иначе, как чудом, счесть все это было нельзя. Но как 21 сентября отыскать храм святого Георгия у пожарной части? Впрочем, пожарная часть – какой-никакой ориентир. Вряд ли их здесь много.

Расспросы на ресепшене моего собственного отеля, к удивлению, ничего не дали. Сотрудники терялись в догадках – видно было, что их нечасто озадачивали подобными темами.

– Ой, я знаю где это! – воскликнула, по-русски, разумеется, словоохотливая сотрудница бара  отеля, которая стояла рядом и  слышала диалог с ресепшионистами, – Живу рядом. Сами туда не доберетесь – это не туристический район, но у меня муж-таксист. Я ему скажу, он вас завтра отвезет. Служба в 9 часов? Подойдите ко мне завтра утром, буду на месте в 8.30 и вызову мужа.

Уф! От сердца отлегло. Как все благополучно складывается. Значит, завтра спокойно доедем...

Который раз уже убеждаюсь, что в таких вопросах нельзя быть уверенным ни в чем. Назавтра, в день праздника, в половине девятого барменши не было. Не было ее и без пятнадцати девять, и без десяти. Вспомнив имя, записанное на бейдже сотрудницы, я спросила у флегматичной пожилой уборщицы, наводившей порядок в баре: «Лариса?», показав на стойку. Она отрицательно покачала головой, вымолвив: «Тен о клок».

В 9 часов та, правда, появилась, но развела руками – у мужа с утра заказ, он уехал.

Оставался последний шанс. Сотрудница ресепшена по моей просьбе вызвала такси, попросив русскоязычного водителя. Счет шел уже на минуты. Буквально через мгновение перед входом в отель притормозило такси. Симпатичный молодой грек услужливо распахнул дверцу.

DSCN9722.JPG

«Нужен храм святого Георгия. У пожарной части!». Но, водитель растерянно покачал головой – он не понимал ни слова! Я выскочила из такси, окончательно поняв, что ничего сегодня со службой не выйдет. Но, энергичный грек, выбравшись вслед, жестом показал на вход в гостиницу и произнес: «Ресепшен».

С ним мы вернулись к отельной стойке. Он невозмутимо обратился к сотруднице, стоящей за ней, та начала переводить. «Он говорит, что все русскоязычные водители заняты. Скажите, куда вам нужно».

– Храм. Святого Георгия. У пожарной части. Где молятся русские, – произнесла я без всякой надежды.

Юноша просиял и, радостно кивнув, направился обратно к машине, жестом пригласив следовать за собой.

Двенадцать минут стремительной езды по пустынным улицам верхнего Пафоса между виллами, пальмами, ресторанчиками, а затем – обширными пустырями. Сделав еще один поворот и въехав на крутой взгорок, водитель начал истово креститься, а затем жестом показал в правую сторону – здесь.

DSCN9706.JPG

Русская служба, действительно, была здесь. На обочине стояли припаркованные машины. У раскрытых дверей крохотной приземистой каменной однопредельной церквушки толпились люди, на улицу неслось торжественное чтение апостола.

Судя по интерьеру церкви, именно она и фигурировала в описании, приведенном в интернете. Кто-то просто спутал, очевидно, из-за общности наименований, два храма, расположенных в разных местах, но служащих одному и тому же. 

Уже после службы отец Георгий, которого удалось немного расспросить, сообщил, что сам он – клирик пафосского храма святых апостолов Павла и Варнавы, русский язык знает потому, что учил его в русской школе в Грузии, откуда сам родом. А богослужения на церковнославянском совершаются для русскоязычной общины уже более семи лет.

Потом прихожане рассказали, что маленький заброшенный храм святого Георгия, предоставленный Пафосской митрополией русскоязычной общине, был восстановлен усилиями православных греков-понтийцев (потомки выходцев из исторической области Понт, во время гонений на христиан в Османской империи нашедших приют в пределах России). Их немало живет в Пафосе. Свой священник появился у общины около семи лет назад, когда один из членов прихода, ревностный в вере иммигрант с техническим образованием, принял священный сан. Но, разумеется, ходят сюда не только греки.

DSCN9720.JPG

…Уходя из храма после службы, я оглянулась. Из дверей доносилось грустное мелодичное пение – хор репетировал стихиру к грядущему празднику Воздвижения Креста Господня. Ласковое сентябрьское солнышко заливало церковное здание и его крохотный дворик, где на лавочках в тени молодых деревьев сидели и беседовали прихожане. Один из них только что снабдил меня исчерпывающей инструкцией: «Если захотите приехать снова, просто скажите таксисту, что нужен храм понтийцев. Они все его знают!».

Что ж, теперь и знают не только они.

Ольга КИРЬЯНОВА

P.S. На всякий случай вот телефон окормляющего общину русскоязычного клирика Пафосской митрополии отца Георгия Хмаландзидиса: 97 665 036.

 

 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика