Ворота в город по имени «Библия»

14.03.2016

image (3).jpeg

Может ли ролевая игра помочь в изучении Библии? Кто-то скажет, что это несерьезно. Как совместить священный текст Библии с игрой? Однако такая ролевая игра существует и проходит при участии психолога-библиодраматиста, который помогает участникам игры не только поразмышлять над словами Библии, но и самим окунуться в библейские события, стать на какое-то время персонажем библейских книг.

Участники ролевой игры «библиодрама» не меняют ни одного слова Священного Писания, они учатся задавать вопросы этому тексту и получать ответы, находить новые решения своих нерешенных проблем, проживать новые для себя роли и чувства, с которыми не так часто можно встретиться в повседневной жизни: Адам, почему ты спрятался, когда Бог позвал тебя? Авраам, что ты чувствовал, когда шел на гору Мориа, чтобы принести в жертву своего единственного сына? Иосиф, что помогло тебе простить своих братьев? Каин, как ты думаешь, почему Бог принял жертву Авеля и не принял твою? Отвечая за библейских персонажей, участники «библиодрамы» говорят о своих чувствах и переживаниях. Психолог-библиодраматист помогает каждому участнику игры осознать свои чувства и принять их, увидеть все разнообразие человеческих переживаний, научиться не зацикливаться на своих горестях и тревогах.

Эта мягкая библиотерапия нужна сейчас многим. Изучая тексты Священного Писания, участники «библиодрамы» понимают, что Библия говорит с каждым из нас. Она помогает лучше понять самих себя, становится действительно настольной книгой для каждого участника. 

В День православной книги о методе библиодрамы мы попросили рассказать психолога-библиодраматиста Ольгу Зограбян.

2345.png

Как возникла идея заняться библиодрамой, поехать учиться в Америку? Может быть, этому способствовали какие-то личные события, или интерес возник после знакомства с людьми, занимающимися библиодрамой?

‒ Можно сказать, что с библиодрамой я познакомилась почти случайно. На одной психологической конференции совершенно случайно я зашла в соседнюю аудиторию, просто потому что не попала на один из семинаров. Там и познакомилась с библиодрамой, это была любовь с первого взгляда. Как будто я нашла то, что даже не мечтала найти, но одновременно это было то, о чем я давно знала, это как «воспоминание о будущем».

Я давно интересовалась Библией. Когда пришла на оглашение, основным вопросом для меня был не вопрос веры, а мое непонимание, зачем умные образованные люди постоянно перечитывают Библию. Что это за «особенная» Книга? Во время оглашения и после я, конечно, читала и изучала Библию, но она не стала для меня «живой». Прошло 20 лет и я, совершенно, не ожидая этого, нашла «свои ворота» в город по имени Библия. Этими воротами оказалась библиодрама.

Почти сразу после первых библиодрам, в которых я участвовала, я прочла единственную (на то время) книгу на русском языке о библиодраме философа и психолога Питера Питцеля «Колодези отцов наших». В книге описывалась несколько другая форма библиодрамы, чем та, в которой я участвовала, и эта форма казалась мне еще ближе. Я нашла сайт автора и написала ему, он мне ответил. Завязалась переписка и, по сути, Питер Питцель и его ученики открыли для меня мир библиодрамы.

Расскажите о своем учителе по библиодраме и его методе.

‒ Питер Питцель ‒ доктор философии, профессор литературы, учился психодраме, увлекался Юнгом. Он вырос «в доме без Бога», как сам о себе говорит. Его духовный путь был долог и тернист: индуизм и буддизм, затем христианство и иудейская традиция. В книге «Колодези отцов наших» много личного пронзительно откровенного материала, который автор представляет в виде мидраша (толкование Талмуда) на библейские темы. Лучше его самого я не смогу рассказать о нем.

Питер ‒ удивительный человек, очень увлеченной идеей распространения метода библиодрамы. У него есть книга «Практикуя библиодраму», по сути, это очень большая и подробная методичка о том, как проводить библиодраму; ее мы перевели на русский язык. Не получилось  найти в России издательство, которое смогло бы взять на себя расходы по публикации этой книги на русском языке, так Питер Питцель без колебания согласился выложить в открытый доступ неопубликованный перевод и даже написал предисловие к русскому изданию.

image1.JPG

Обязательно ли библиодрамой должен заниматься психолог?

В том виде, как она оформилась сейчас,  библиодрама существует в двух формах ‒ текстоцентрированная библиодрама и библиодрама, ориентированная на участников.

В центре внимания текстоцентрированной библиодрамы (такую форму практикует и преподает Питер Питцель и такую же делаем мы) находится текст Библии. Это способ изучения Священного Писания, и все возникающие эффекты принимаются как дополнительные к основной цели ‒ сделать Библию живой. Для такого рода библиодрамы психологическое образование не требуется.

Библиодрама, ориентированная на участников, использует тексты Библии в качестве разогрева группы и личной работы, для самоизучения. Группа, которая использует метод библиодрамы для самопознания и личной терапии, по понятным причинам потребует от ведущего квалификации в области психологии и клинической психотерапии.

Можете рассказать об истории становления библиодрамы в России?

‒ Впервые в России практиковать ее стали психологи-психодраматисты. В психодраме есть такое направление, как мифодрама, то есть разыгрывание сюжетов из мифов. Российские психодраматисты стали использовать истории, взятые из Библии. По сути, это библиодрама, ориентированная на участников, которая использует тексты Библии для активации внутренних процессов людей.

Сколько сейчас кружков библиодрамы в Москве, есть ли сообщество библиодраматистов?

‒ В Москве есть несколько психологов, которые практикуют библиодраму как один из видов психодрамы, т.е. это психодраматическое разыгрывание сюжетов взятых из Библии. Но никто из них не учился ни у Питера Питцеля, ни у его учеников. Сообщества библиодраматистов у нас нет.

Как Вы готовитесь к занятию, как готовите вопросы? Какую ставите цель для себя, а чего хотите для участников занятия?

‒ Библиодрама появилась из особых свойств библейских текстов. Текст Библии очень сжат и насыщен смыслами, с одной стороны, а с другой ‒ библейские истории оставляют много пробелов и незаполненного пространства, которые и являются полем для нашей работы.

Мы не разыгрывает сам текст, мы от него лишь отталкиваемся. Слова из Библии канонизированы и неизменны, и мы их не трогаем, но обращаем внимание на детали и голоса, наличие которых лишь угадывается. Наша гипотеза в том, что библейский текст содержит в себе больше жизни, больше голосов, чем те, которые отображены на странице. Задав вопросы тексту, я жду, что он мне ответит своим собственным голосом.

Этот процесс запускается, когда я как читатель погружаюсь в текст. Я становлюсь библейским персонажем, говоря от лица персонажа, а не о нем или о ней. Я воображаю, что он или она рассказывают историю, как если бы это была моя собственная история.

Есть ли отличия в изучении Ветхого и Нового Заветов?

‒ Во время нашего обучения в Академии иудаизма в Нью-Йорке треть группы составляли христиане, две трети были иудеи, и не просто иудеи, а раввины и канторы. В качестве материала для обучения использовался только Ветхий Завет (Тора). В качестве итогового экзамена мы должны были провести собственную библиодраму с участниками группы. Ограничений по выбору текста не было, и поэтому несколько христиан из нашей группы выбрали текст из Нового Завета. Таким образом, тема соотнесения Ветхого и Нового Заветов была внесена в наше обучение.

Было очень трогательно наблюдать за тем, как раввины погружались во внутренние переживания героев Нового Завета. Атмосфера в группе явно поменялась, и Питер Питцель стал рассказывать, в чем, по его мнению, есть различия в библиодраме по Новому и Ветхому Завету.

Питер прекрасно знает Новый Завет и провел по нему много библиодрам, особенно в Европе. Он рассказал, что в Ветхом Завете нет такой особенной фигуры как Христос ‒ да есть Авраам и другие столь же мощные фигуры, но только у христиан есть Христос. Когда Питер спрашивает человека в роли какого-нибудь героя Нового Завета о Христе, то взгляд того всегда умягчается, обращается внутрь, а на глазах выступают слезы.

От себя добавлю, что в библиодраме по Новому Завету появляется «сокровенный сердца человек», и это настолько мощная фигура, что библиодрама по Новому Завету очень сильно отличается от библиодрамы на основе Ветхого Завета.

2346.png

Помогает ли библиодрама обрести веру?

‒ Я не знаю ответа на этот вопрос. Библиодрама помогает понять Библию. Самым главным результатом своей работы я считаю удивленные рассказы участников библиодрамы о том, что они стали читать Библию и ее понимать.

Помогает ли библиодрама в решении чисто психологических проблем человека, может быть, есть какие-то примеры из жизни?

‒ В ней действие разворачивается одновременно в двух направлениях. Одно направление ‒ это обращение к библейскому повествованию, к тексту Библии. А другое ‒ это погружение в свои собственные переживания, чувства, воспоминания о своем опыте. Наши истории оживляют библейские истории; эти два вида сюжетов, прожитый и написанный, резонируют друг с другом. Все мы, участники библиодрамы, отчасти ощущаем эту необычную двойную реальность.

Многие участники с удивлением отмечают терапевтический эффект библиодрамы. И он, конечно, существует. На Западе даже существуют терапевтические группы, использующие библиодраму для активизации внутренних переживаний участников. И в таких случаях ее должен вести психолог, умеющий работать с групповыми процессами.

Но в нашем случае любой терапевтический эффект ‒ это дополнительный бонус к изучению Библии. Не могу не отметить, что мне лично как психологу очень нравится наблюдать за терапевтической стороной библиодрамы, за тем, как мягко, неинтрузивно (неразрушающим образом ‒ прим.) она действует, как у участника есть возможность поделиться своими переживаниями, но в тоже время не испытывать смущения от излишнего раскрытия в группе. Ведь участник говорит все это из роли, это не его слова, а слова героя библейской истории.

image1 (1).JPG

Может быть, Вы сами хотите о чем-то рассказать, о чем я не спросила?

‒ Вы не спросили меня, а что же такое библиодрама. И это, возможно, не случайно, потому что любое объяснение будет не соответствовать живой реальности участника. Я много раз слышала от участников наших встреч, что библиодрама оказалась не тем, что они представляли себе, когда первый раз пришли. Я сначала полагала, что это моя неспособность объяснить и донести суть, но, к своему удивлению, Питер Питцель рассказал о таком же своем опыте. Как он говорит, библиодрама ‒ это «такая вещь, которую стоит хотя бы один раз попробовать».

И все же я дам определение библиодрамы, которое приводит Питер Питцель в своей книге: «Я представляю себе Библию как странный и святой город. Вы приезжаете к внушительной наружной стене, которая окружает его, вы ищете вход. Вы обнаруживаете, что у города есть ворота, много ворот. Одни, например, называются Ворота Веры ‒ сюда люди заходят, потому что верят, что город был придуман Богом. Также есть Ворота Разума, куда заходят ученые, критики и историки ‒ они верят, что город бесконечно интересно изучать. И есть Ворота Сердца, сквозь которые проходят поэты. И здесь, рядом с ними, есть широкая или низкая дверь с высеченным на ней словом библиодрама».

Беседовала Галина ГРЕЧИШКИНА

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика