Третье служение матушки

24.01.2017 img_3750_.jpg

К бедным людям в современном обществе принято относиться с некоторой опаской, как к прокаженным, словно прикосновение к их проблемам может заразить неблагополучием. Да, порой за черту бедности людей приводят их собственные грехи, страсти и пороки, но разве это отменяет слова Христа, сказавшего: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя»? И кому подать пример в этом, как не Церкви? Как сказал один из книжных героев, «милосердие – поповское слово», и по сути это действительно так. Несколько лет назад по указанию Священноначалия на приходах были введены штатные должности помощников по социальной работе. Вот только за десятилетия насаждаемого властью безбожия люди перестали видеть в Церкви источник помощи в жизненных невзгодах, да что там – даже к ближнему своему редко кто решится обратиться за поддержкой. Кому-то это не позволяет сделать гордость, а кому-то – неверие в то, что милосердие в этом мире еще существует. Вот и приходится людям Церкви самим идти к нуждающимся.

Одним из таких людей стала помощница по социальной работе благочинного Ичалковского района Мордовии Елена Поляева – матушка Елена, как принято говорить в церковных кругах. Будучи матерью шестерых детей (старшему сыну двадцать лет, младшей дочери – пять) и женой священника, много лет прослужившего на сельском приходе, она не понаслышке знает о том, что такое нужда и сострадание. «Где и как она находит время и силы – просто непостижимо. Говорят: если тебе тяжело, посмотри на тех людей, которым намного тяжелее, и полегчает. Вот матушка Елена – один из тех людей, на которых взирая, и мне легче становится, – рассказывает о ней отец благочинный протоиерей Иоанн Просвирнин. – Растить шестерых детей в наше время – настоящий подвиг, этой ей бы помогать и помогать, а она сама людям помогает, не ожидая за это благодарности. Ей ведь ой как непросто живется, но при всем при том держится человек и являет собой пример, как жить нужно и нести свой крест. Она не ропщет, редко когда заплачет, в основном оптимистично настроена, с улыбкой, что бы внутри ни творилось… Такой помощник – это дар Божий».

Матушка Елена, как Вы стали заниматься социальной работой?

– Замуж я вышла вскоре после окончания школы, потом родились дети, я растила их, вела домашнее хозяйство. В 1998 году муж, который до этого работал в фермерском хозяйстве, решил поступить в Саранское духовное училище (он из очень набожной семьи, где было тринадцать детей), а вскоре принял сан, получил приход в Папулеве.

В 2006 году по государственной программе помощи многодетным семьям мы получили жилье в Кемле, в 2009 у нас родилась младшая дочь, и батюшку перевели на служение в кемлянский храм Рождества Пресвятой Богородицы, вторым священником. Когда дочка немного подросла, благочинный – отец Иоанн Просвирнин – попросил меня стать его помощником по социальной работе. Я и раньше, по мере возможности, этим занималась, так что кое-какой опыт у меня уже был.

Кто, в основном, ваши подопечные?

– Многодетные семьи, необеспеченные семьи, матери-одиночки.

Как вы узнаете, кто именно нуждается в помощи?

– Первым делом я пошла в районное отделение соцзащиты, где есть списки нуждающихся, потом ходила по домам, выясняла, кому что нужно. В необеспеченных семьях порой не хватает самого элементарного – продуктов питания, детской одежды, мыла, тетрадей.

Люди оказываются в таком положении, потому что семьи многодетные?

– Дело не в этом. Часто бывает так, что в семье всего один ребенок, но у матери-одиночки работы нет, средств к существованию нет. Мы на количество детей не смотрим – помогаем, когда видим, что люди действительно нуждаются.

И много у вас таких семей?

– Много, около сорока.

И вы можете им всем реально помочь?

– Стараемся это делать. Здесь все зависит от того, сколько средств нам удается собрать. Самое проблемное время – зима. Начиная с осени, мы вывешиваем объявление на двери храма, на сайте благочиния объявления размещаем с просьбой о помощи, публикуем номер банковского счета, списки необходимых вещей. Люди откликаются, приходят, жертвуют, кто сколько может. Вещи постоянно приносят, продукты, канцтовары, книги, средства гигиены. Даже просто по мешку картошки по осени принесут, а это кого-то в свое время выручит.

У нас есть отдельная комната, куда мы складываем вещи,  разбираем их по размерам. Как-то из Нефтеюганска знакомые отца Иоанна привезли нам целую машину одежды – шубы, обувь хорошая дорогая (они там получше нашего живут), некоторые вещи совсем новые. Мы уже знаем, в какие необеспеченные семьи все это раздавать – кому одежду и обувь, кому школьные тетради, кому продукты, кому стиральный порошок.

Когда набирается заметная сумма, проводим благотворительные акции «Рождественское милосердие». Это не для того, чтобы отчитаться и показать, какие мы хорошие и сердобольные. Просто, чтобы решить серьезные проблемы, нужно располагать какими-то серьезными средствами, а их приходится копить месяцами. Слава Богу, иногда набираем больше 50 тысяч рублей. К тому же мы приходим в дома нуждающихся в Рождественские праздники, чтобы порадовать детей, – приходим в костюмах Деда Мороза и Снегурочки, дарим им подарки.

dsc01678.JPG

А какие это бывают серьезные проблемы?

– Ну вот, скажем, зимой многим отключают газ за неуплату. Месяц не заплатили – им перекрывают газ. Мы проплачиваем задолжность. Одним газовую плиту купили, другим – электрообогреватель.

Опять же, что считать серьезной проблемой? У нас одна семья не могла оформить ребенку инвалидность. У них четверо детей, младший ребенок – инвалид. Им в собесе давно предлагали это сделать, но они не имели возможности выехать в Саранск, чтобы оформить документы, – просто потому, что у них не было денег на проезд. Мы нашли людей, которые отвезли их туда и обратно. Еще одна женщина, мать-одиночка, по той же причине не могла отвезти ребенка на обследование в больницу; мы выделили ей деньги на билет.

Матушка, а у Вас не возникает ощущения, что этой помощью (я имею в виду помощь продуктами и вещами) кого-то, может быть, уже избаловали? Зачем что-то делать, если все равно придут добрые люди из церкви и все принесут?

– Есть семьи, которые постоянно нуждаются, потому что сами не хотят ничем заниматься, мы все их знаем. Но мы ведь не постоянно их кормим – помогаем, когда видим, что действительно нужда приходит. В первую очередь мы смотрим на детей, они ведь не виноваты, что у них родители такие.

А с воцерковленностью в этих семьях как? Или им достаточно того, что к ним матушка приходит, для них это вместо литургии и причастия?

– Хотелось бы видеть их в храме, но редко кто из них туда заходит. Только одна женщина ходит постоянно, она сирота из детского дома, мать-одиночка. У нее сейчас уже трое детей, она их всех покрестила, приводит в храм, причащает. Не то чтобы она пьет или бездельничает, просто заплаты не хватает на все.

А вы не говорите своим подопечным, что, может быть, им так плохо, потому что они без Бога живут? Это ведь и в самом деле так.

– Нет, такого я им не говорю, хочется, чтобы они сами до этого дошли. Они говорят: «Спасибо», мы говорим: «Бога благодарите, в храм приходите», приглашаем их всегда. Они отвечают: «Спасибо», кивают, и все остается по-прежнему. А потом снова обращаются, просят помочь по мере возможности. Что делать, помогаем снова.

В основе материала –
статья  Михаила ИШЕНИНА,
опубликованная сайтом Саранской епархии

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика