Новый язык Анны Неркаги

24.05.2018

8024612794a6e6410b5d5e32ce09d85d (1).jpg

Творческая биография Анны Павловны Неркаги началась почти полвека назад: вышли несколько книг о мире оленеводов, их чувствовании, познании мира в безлюдной тундре. Россия два года назад выдвигала «единственную кочующую писательницу» на Нобелевскую премию по литературе, но не было переводов на английский язык. Теперь выполнены все требования к лауреату – тюменское издательство «Русская неделя» выпустило сборник с переводами, и Уральский федеральный университет направил заявку в Стокгольм.

 

Кочевые учителя, туристы из Австралии,
и как разжечь огонь

Анна Павловна Неркаги проживает в фактории Лаборовая на Ямале. Фактория – поселение, стойбище, куда кочующие оленеводы приходят за медицинской помощью, за продуктами; здесь есть школа и храм. В Лаборовой прописаны порядка 500 человек, проживают постоянно около пятидесяти. Анна Павловна, который в феврале исполнилось 66 лет, занимается сейчас школьниками. Именно ей принадлежит идея создания системы образования для детей кочевников, чтобы ребята не только обучались стандартным общеобразовательным дисциплинам, но и получали навыки оленеводов и всего необходимого для жизни в тундре.

Анна Павловна, здравствуйте. Расскажите, пожалуйста, о Вашей новой книге. В неё вошли и новые произведения. О чем они, кто Ваши новые герои? Оленеводы, как в «Белом ягеле», «Анико» и «Илире»? Или там абстрактно-притчевый язык, как в «Молчащем»?

– Героев там как таковых нет. Там главные герои – вера, надежда, любовь, Господь наш. О чём они? Так в двух словах не скажешь. Сейчас я не пишу ни рассказов, ни повестей. Я пишу только то, чего даже и не знаю, как назвать. Некоторые называют их притчами, что-то типа притчей Соломона. По крайней мере, в рецензиях так говорят. Это традиционными жанрами не передаваемо. Для меня даже непривычно. В школе, когда я встречаюсь ребятами, я так говорю: на каком языке мы будем с вами беседовать, когда Господь вернется обратно? Наверное, это смесь мирского языка с ангельским.

Как строится Ваша жизнь, Ваш быт?

– Я преподаю в школе свои предметы, касающиеся ненецкой педагогики. Кроме того, у меня большая семья – приемные дети, свои внуки; много быта, много творчества, много всего. Езжу в школьный комплекс «Земля Надежды» в 25 километрах от Лаборовой. У нас там живут не только школьники, но и кочевые учителя, которые выезжают в семьи на дальние пастбища порой ради одного ребенка. Но благодаря этому он не отрывается от семьи. Ведь наша беда была в том, что дети шести-семи лет из кочевых семей изымались, они полностью находились на гособеспечении и вследствие этого становились идиотами, дебилами, алкоголиками. Такая система – преступление. Вот мы и стараемся, чтобы хотя б малая часть детей жила со своими родителями и при этом училась.

Поэтому ваша концепция именно для кочевых народов и разработана?

– Да. Поэтому мы и решили что-то сделать, чтобы хотя бы не просто разговаривать, не просто требовать чего-то, а сделать. Вместе со своими приемными детьми, получившими дипломы. Мы не те люди, которое только ругаются, ворчат. Мы делаем. Конечно, мы иногда просим помощи у государства, но в основном стараемся сами. 

Часто ли Вы бываете на «Земле надежды»? Как Вы эти 25 километров преодолеваете?

– У нас есть разные виды транспорта – «Трэколы», грузовые машины, маленькие вездеходики. Вот недавно была на «Земле надежды». Работали с ямальским департаментом образования. Мы ведь выиграли губернаторский грант на создание проекта кочевых учителей. А сейчас работаем в сфере народного туризма, принимаем австралийские группы. Наша школа должна заняться воспитанием менеджеров по экотуризму. Экотуризм международный и российский – это будущее нашего Ямала.

Мы считаем, что даже самая маленькая школа должна заниматься ранней профориентацией всех специалистов, которые нужны той территории, где эта школа есть. Нам нужны менеджеры в сфере экотуризма, нам нужны кочевые разъездные учителя, нужны фельдшеры. То есть мы хотим оттянуть людей с рынка труда, из слишком насыщенной жизни обратно на природу.

 

Главный вид творчества –
создание верующих людей

Сколько у Вас приемных детей и своих внуков?

– Приемными детьми мы занимаемся четверть века. Пять поколений детей уже прошло. В данный момент у нас их пятнадцать. Не только я имею приемных детей, но и моя сестра, и мой брат. А своих внуков – человек десять. И вся наша большая семья занимается всем тем, о чем я вам сейчас говорю. Мы не просто вместе живем и работаем, но и вместе творчеством занимаемся. Такой семья и должна быть, по большому счету.

Анна Павловна, а Вы же еще и староста храмов? Они в стойбище при вашем попечении поставлены?

– Я не староста. Я была инициатором создания таких храмов. Мы построили церкви и еще скит для монаха, где школьный комплекс «Земля Надежды».

14110_52ckdzcgosl.jpg

В позапрошлом году к вам Патриарх приезжал. И Вы просили его монаха прислать для молитвы в храмах…

– Да. Недавно приехал. Слава Богу! Отец Арсений, иеромонах. На «Земле Надежды» живет. В скиту Иоанна Предтечи.

А почему именно там? Там народу больше, чем в фактории?

– Нет. Не могу сказать, что там больше, чем здесь. Просто там веры больше. А вообще, у нас все есть – и школа, и садик, и Троицкий храм, и Архангельский.

А на творчество время остается?

– Я составляю авторские программы, и у меня не бывает ни одного дня, чтобы я не сидела за рабочим столом и не делала бы что-нибудь. Мое дело – творчество. Я творчествую каждый день. То меньше, то больше… творчествую. Потому что это естественная потребность для творческого человека.

Не бывает у меня только педагогической деятельности или только писательской, вся эта деятельность сейчас объединена в единый акт творчества. Кто нас читает? Кому это нужно? Есть другие виды творчества, которые сегодня нужны – например, это вера, создавать, воспитывать верующих людей, понимающих смысл жизни. Самый главный вид творчества – это не писательство, это не композиторство, не пение, самый главный вид творчества – создание верующих людей. Этот вид творчества имеет право быть превалирующим. Мы этим и занимаемся в основном.

*

«Отец Духа просит своё, ибо кончается у человека время личное и начинается другое... Богово. Оно не принадлежит ему, ни одно мгновение жизни уже не является своим и не может быть потрачено по воле человека, но по воле Отца...» А. Неркаги «Молчащий».

 

Беседовала Елена ДОРОФЕЕВА

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика