Миссия любви

25.06.2018

4.jpg

Сейчас в каждой епархии, практически в каждом благочинии и на многих приходах есть службы милосердия, социальные отделы. Да как ни назови, главное у них одно: откликнуться на нужды, которые государственные службы могут просто «не заметить» по кажущейся невеликости проблемы, позаботиться о немощных людях, до которых у близких «руки не доходят», добавить капельку тепла в жизнь тех, кто совсем одинок, то есть на деле показать, какими бывают плоды христианской любви. При этом требуется организовать тех, кто хочет помогать, и направить их к тем, кто в помощи нуждается. О том, что лежит в основе работы епархиального социального отдела, чем отличается государственная соцпомощь от церковной, а также о бедности и о бедности духовной, зашла речь в разговоре со священником Константином Грязиным, руководителем социального отдела Югорской епархии.

 

Отдел этот был создан с возникновением самой Югорской епархии в 2014 году. Миссия его понятна без расшифровки – христианская любовь к ближним. Порой нужно элементарное – кусок хлеба подать, кружку воды, больного вывести погулять, одеждой человеку помочь, предметами обихода.

– Господь говорил, что есть две заповеди любви: возлюби Господа Бога своего всем сердцем, и ближнего своего, как самого себя. Исполнение второй из них – это и есть социальный отдел. Конечно, мы все не идеальны, не всё можем, не всё у нас сразу получается, где-то надо с собой бороться, со своими недостатками. Создается наше учреждение не только для помощи материальной, но и для помощи духовной, – подчеркивает священник Константин Грязин, руководитель епархиального социального отдела.

А чем отличается ваш отдел от государственной социальной службы? – спрашиваю я у своих собеседников отца Константина и его помощницы Татьяны Байкаровой, заведующей православной службой милосердия «Доброе дело».

– Тем, что, в первую очередь, отдел у нас православный. К нам приходят трудиться люди, из личных убеждений стремящиеся помогать ближнему. Кроме того, возможности у нас разные. Так, в основе государственных служб в этой сфере – законы о социальном обеспечении населения, потому и помощь они оказывают более масштабную. Но зато бывает, что помощь епархиальных социальных отделов намного быстрее поступает напрямую нуждающимся. Приведу наглядный пример: чрезвычайная ситуация в Крымске, наводнение. Фуры с питьевой водой стояли на границе города, но люди не могли воспользоваться ею из-за того, что надо было соблюсти все нормы закона. В Церкви таких ограничений нет. Клич бросили: «Кто чем может, помогите». Владельцы магазинов, предприниматели, просто люди закупали бутилированную воду, машинами завозили, раздавали – и все.  Церковь в финансовом плане гораздо менее обеспечена, чем МЧС, но оказалась мобильнее.  По сути, мы одно дело делаем. Очень близки по своим задачам, но разные по духовному результату.  Мое убеждение: люди, которые проходят через церковные социальные службы, в конечном итоге обретают веру, потому что  видят заботу именно христианскую.

– Я раньше работала в государственной соцзащите, – добавляет уже от себя лично Татьяна Дмитриевна. – А добровольцем стала по зову сердца. Сюда по разным причинам приходят.  Я, например, уходила от себя, занимала свое время. Помогая другим, помогала себе. Хочу в рай попасть. Мне кажется, там лучше, чем в любом месте.

2 (1).jpg

Что такое бедность?

– Все относительно. Есть объективная бедность, когда нет средств на еду, одежду. А есть бедность, которая является духовным недугом: человек может быть и богатым, но ему кажется всё мало, он хочет больше-больше-больше и больше.

Мне запомнился один Пролог (это наподобие житий святых, но рассказываются истории о простых людях). Жил камнетёс Евлогий. Был он очень беден. Целый день он тесал камни,  а вечером на заработанные средства и сам питался, и бедняков кормил. Так продолжалось много лет. И вот один монах, глядя на этого праведного человека подумал: как бы он помогал бедным людям, став богатым? И начал молить Господа Бога о том, чтобы Евлогий стал богатым. И явился к монаху ангел и молвил: «Будь по слову твоему, но ты будешь нести ответственность за духовное состояние этого человека». На следующий день Евлогий, когда в очередной раз тесал скалы, нашел в расщелине клад.  Впервые за очень многие годы этот камнетес никого не накормил: он стал по ночам таскать золото и продавать. Разбогател и уехал в Константинополь, где стал богатым вельможей.  И слава о нем стала ходить нехорошая, его дом бедняки обходили стороной, так как от страха потерять богатство Евлогий приказывал бить палками всех, кто приближался к   воротам.  И снова этому монаху было явление ангела, который сказал ему: «По твоей просьбе, которую Господь исполнил, человек погибает».  И тогда понял старец-монах, что Богу виднее, кого смирить бедностью ради его духовного очищения, а кому богатство дать, чтобы мог он делиться с другими. И только после усиленной молитвы старца вернул Господь все на круги своя. Евлогий вернулся в свою деревню и начал снова тесать камни и кормить бедняков.

Нам, христианам, в большинстве своем не требуется стремиться к бедности, как это делали, к примеру, преподобные отцы наши Серафим Саровский или Сергий Радонежский. Но если вам послал Бог финансовую стабильность, делитесь с ближними.

11.jpg

А как строится работа, что называется, на местах?

– У нас, как и на многих приходах нашей епархии, есть пункт раздачи вещей. Проводим акции по сбору средств, к началу учебного года проводим акцию «С миру по нитке ─ школьнику рюкзак». Погорельцы к нам напрямую обращаются, знают, что быстро можем помощь оказать. Чаще обычные горожане откликаются на наши призывы, но есть и предприниматели, которыми помогают. У нас есть своя страничка в социальной сети «В контакте» – «Доброе дело» называется.

Ваша служба называется службой милосердия, и сестры милосердия есть?

– Да, у нас при храме двенадцать сестер, все они добровольцы. Это направление только возрождается. Всего в епархии шесть сестричеств.

Добровольцы и на дому оказывают помощь, и в больницах. В наше время это очень актуально: многие люди верующие, но тот, кто в больнице лежит, кто инвалид, кто слаб просто из-за возраста, в храм не может прийти.  Наши сестры приходят к ним, помогают   подготовиться к причащению, к исповеди, молитвы читают человеку.

Кроме того, они оказывают санитарную помощь, потому что в тех же больницах или домах престарелых обслуживающий персонал не всегда в состоянии помочь каждому в его нуждах. Погулять на улице с больным или немощным человеком, на коляске покатать, да хотя бы просто рядом посидеть, пообщаться – на всё штатных медсестер не хватит, поэтому сестры милосердия крайне нужны. Есть также волонтеры, которые в храм бабушек привозят и отвозят на своей машине. 

Мы сейчас планируем обучить на курсах наших сестер оказанию первой медицинской помощи. 

Еще развиваем направление помощи семье. Под крышей нашей службы мы открыли детскую игровую комнату, где мамы могут оставить детей под присмотром квалифицированного педагога и заняться необходимыми делами.  Проводим благотворительные ярмарки, мастер-классы, курсы.

10.jpg

Мы с отцом Константином говорили больше о делах административных, служебных, но я не удержалась от того, чтобы спросить, сложно ли священнику Константину Грязину верить в Бога.

– Верить не сложно. Сложнее сейчас не верить в Бога.  Столько чудес происходит с Его помощью – в день по нескольку.  Помолился – и кто-то вылечился, помолился – и вопрос разрешился, помолился – что-то правильное случилось.  Душа отзывается, когда читаешь церковные книги. Меня Бог научил, что Он есть. В детстве запомнилось, как переписывал ручкой молитвы. Когда мне был 21 год, открылся храм в поселке, и я впервые попал на службу. А когда в первый раз Новый Завет прочитал, сразу понял: это мое.  Мне кажется, другого пути у меня и не могло быть.

Записала Светлана РОМАНОВСКАЯ

В основе материала –
публикация сайта Югорской епархии

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика