«Общая исповедь» Петра Мамонова

29.03.2019

8607.png

Многим читателям интересны интервью известных людей: любопытно, что думают они о тех или иных вещах, не встретится ли где созвучия с твоим миропониманием… Однако очень редко можно видеть, что человек не испугался раскрыть перед чужими людьми свою душу, не прикрыл красивыми словами то, что его действительно мучает, интересует, то, что болит. Буквально исповедью перед всеми стала несколько лет назад встреча известного актера, а в прошлом рок-музыканта, лидера группы «Звуки Му» Петра Мамонова со зрителями в Брянском драматическом театре. О чем зашла речь?

 

О приходе к вере

– В 45 лет у меня было все: слава, деньги, замечательная жена и трое сыновей. А жить стало незачем. Пришел, выпил, лег, встал, куда-то пошел – бессмысленность.... И я решил узнать, во что они там верят. Купил мой первый православный молитвослов. Думал, вот сейчас я разберусь. Читал и галочками отмечал, с чем я согласен. А некоторые вещи подчеркивал – мол, вот здесь категорически нет... С этого все и началось.

 

О смерти

– Я часто езжу по трассе, вижу страшные аварии: будто куколки сидят в искореженных авто. Только что он куда-то спешил, что-то планировал со смартфоном в руках... И все... У меня была такая песня: «Вадим взял и так неожиданно умер. Где он теперь?» Я стал тоже об этом вопросе задумываться: что будет, когда я умру?

В одном известном кино я в гробик ложился. Это, знаете, очень строгое дело такое. Лежишь: стенки, крышка, довольно узко там, и ничего нет. Даже Евангелия нет. Я выскакивал три раза.

При вопросе о смерти люди часто отмахиваются, мол, не нужно об этом думать. В отпуск собираются – кладут в чемодан носочки теплые, плавки такие и такие на всякий случай. Это они на три недели. А тут вечность! Как не задумываться?! Ведь человек – луч. Он имеет начало и не имеет конца. Бог нам говорит, что смерти нет.

Земная жизнь дана нам, чтобы подготовиться к вечности. Без нее наша жизнь бессмысленна. А в вечности мы будем в том состоянии, в котором находились на момент смерти. Поэтому я каждый день встаю и думаю: «Что сделать такого, чтобы кому-нибудь от того, что я здесь живу, было бы хорошо».

675790.png

 

О прощении

– Вот неделю я нахожусь в ссоре с очень близким мне человеком. Все усложняется тем, что я очевидно прав. Я пребываю в адском состоянии – душа моя горит в аду. Как я могу читать сейчас «Отче наш» («Яко же мы прощаем должником нашим»), если не получается никак его простить? Но что мне нужно делать, я знаю по учебникам – книгам святых отцов. Я чувствую все наоборот, но ум – страж сердца – говорит: давай делай. Что же делать? Какие-то мелкие добрые дела – водички принес, посуду помыл. По опыту знаю: когда эта обида рухнет, как же становится хорошо. И спрашиваешь себя: «Зачем ты эту неделю, месяц, годы жил в этом ужасе, человек?!»

Вот что такое быть с Богом или без Него. Потому что не бывает третьего пути – мы с Ним или нет, а если мы не с Ним, то против Него. Когда я думаю: «Да я прав, да как он мог», я воюю против Бога. Вот как ответственно, оказывается! В состоянии обиды я знаю, что нужно постараться поскорее простить, потому что я без Бога не могу жить. Господь Своей благодатью, Духом Святым, нетварными Божественными энергиями может повлиять на человека, но сам человек должен хотеть измениться. А я в обиде своей Его сам не пускаю. Так замучился за эти дни – край. Ведь апостол нам сказал: «Кто говорит, что любит Бога, а ближнего своего не любит, тот лжец и обманщик». И хоть прав ты тысячу раз.

 

О Церкви

– Поначалу казалось все просто. В храм пришел – так хорошо! А ведь можно еще таблеточку выпить, чтоб хорошо стало. Храм – это же не служба быта! Вот одна говорит: «Не пойду я больше в церковь, меня там обругали». Это все равно что в булочной один раз нахамили – с тех пор хлеба не ем.

 

О спасении и христианстве

– В лесу муравейник. Вот-вот сейчас рухнет что-то на него. Как же муравьям объяснить, что им нужно бежать? Стать одним из них и на их языке сказать: «Ребята, отваливаем!» Кто поверит – тот спасется. Вот что сделал для нас Господь Иисус Христос: стал одним из нас, на нашем языке рассказал нам и показал, как надо жить. Христианство – это христоподражательная жизнь. Господь говорит нам: все сердце отдай Мне, сыне. Остальное все управлю. А что же мы? Кусочек туда, кусочек сюда. Все в суете: потом, завтра… Я ничего не утверждаю, но хочу, чтобы мы почувствовали, чего от нас Бог хочет. Он не хочет наших свечек, поклонов. Он хочет от нас живого вздоха о своем всём ужасе!

Нужно начать хоть что-нибудь делать наоборот. Это как в метро бывает. Эскалатор едет вниз, и все люди едут вниз. А идти нужно вверх. Я все время ищу какие-то позитивные ситуации. Вопреки всем негативным: пенсия не та, правительство не то, голые в храме – опять не так. Наши взоры враг нашего спасения хочет направить вовне. А надо в себя. Вынь сначала свое бревно.

121.png

 

О посте и покаянии

– Вот идет пост. Что мы приносим на исповедь? Мне один батюшка рассказал, что никогда не слышал, чтобы кто-нибудь говорил, мол, я халтурю на своей работе или я безобразно воспитываю своих детей. Мы несем про какие-то сырники, творожки, колбасу... Неужели Господь пролил кровь, чтобы ты колбасы не ел? Ну это же смешно… Вот у нас какое магическое отношение к еде. Съел – отдалился от Бога, не съел – стал ближе к Богу.

 

О добрых делах

– Сколько раз замечал. Еду на машине, кто-то подрезает – притормаживаю, пропускаю. Смотрю, через две-три машины уже останавливается он и кого-то пропускает. Вот такая цепочка: я уступил, и дальше пошло-поехало…


О деньгах

– Господь помогает во всём, если ты с Ним всем сердцем, и в «материалке» тоже. Понимаете, нам ведь всё же должно быть хорошо: и дом свой, и мебель дубовая. Все дело в иерархии: что на первом месте? Если вначале Бог, потом муж или жена, потом дети, потом внуки, потом работа – тогда все правильно.

Птичка сидит в минус сорок на тонюсеньких лапках. И ничего, не гибнет. А мы: что ж я буду делать, пенсию-то убавили?! Человек в панике. Некоторые еще откладывают. Если откладывают на черный день, он обязательно наступит. Деньги надо зарабатывать и тратить. Это средство, чтобы доставлять друг другу радость! Любить не умеем – тысячу дай! Вот говорят, мол, деньги – зло! А вчера, вот, один другому лопатой как дал – какое зло лопата!

6879.png

 

О браке

– У меня есть «закорючка» (Петр Мамонов издал серию из четырех книг миниатюр под названием «Закорючки», – прим. автора) «Брак»: «Сижу. Смотрю в окно. жена идет по тропинке. Думаю: куда это я пошел?» ...Или по углам и молчать. Это тоже называется браком. Хотя в настоящей семье бывает и так, и эдак. Самое главное – научиться делать первый шаг.

 

О былом

– Очень много было зря. Столько Господь дал разных талантов. А много прокурено, проколото, пропито, пробегано… Драки постоянные: кирпичами, досками, крышками от урн… И так каждый день. Выходили на улицу, чтобы подраться. Мне как-то легкие проткнули – чуть не умер. И все это в беготне, в безумии… Одно время мне говорили: вот ты водочку пил и такие песни написал. Я отвечал, что это не благодаря водке, а вопреки. А недавно я прочитал у одного греческого отца, что не велико дело, когда из доброго родится доброе. Был хорошим, честным, чистым – написал хорошую песню. А вот Бог может сделать, что и из злого получится доброе… Теперь я так отвечаю.

 

О милостыни

– Дать нужно меньше, чем не жалко. Пожалеешь хоть один раз – дело становится не бывшим. Раскаяться же можно и в хорошем и в плохом смысле. Пожалел-то искренне, что много дал.

 

О чудесах

– Меня пригласили на съемки в «Остров» в период, когда я увлекался дегустацией спиртных напитков. А во время съемок мы не пили и не курили вообще, вся группа. Как отрезало. Мы, конечно, прикладывали собственные усилия. Но и явно оказывалась помощь свыше. А как съемки кончились, я сразу в поезде из Кеми на радостях начал квасить… Приехал – жена мне купила путевку на Мертвое море, чтоб я там отошел. А Мертвое море, как известно, это место, где были Содом и Гоморра. И вот сажусь я в свой «мерседес» в 4 утра, еду в аэропорт. А у меня на полном ходу лопается диск стальной, и как будто кто-то за шиворот в дерево так… ба-а-м! Вылетают «аэрбэги» все, машина разбита. На мне ни царапины. Выхожу: «Господи, спасибо!» Вот какое предупреждение сверху: «Не балуйся! Нельзя!» Отошел от алкоголя без Мертвого моря. У христианина чудеса каждый день. Потерял очки: «Господи, извини, что я с такой мелочью…». Тут же нашел.

809.png

 

О съемках в кино

– Очень бы хотелось сниматься еще. Но то, что обычно предлагают, – это или какие-то «ангелы смерти», или я без рук, без ног вниз головой над чаном с навозной жижей, или похотливый старик, или серийный убийца. Не знаю... Думаю, не вывернуть ли все это на православный лад. Я однажды предложил своему любимому Павлу Лунгину снять ремейк французского фильма 50-х годов «Полон дом детей». Я бы с удовольствием сыграл там дедушку, у которого двенадцать внуков. Это очень добрый фильм. Главная тема его – какое счастье, когда в семье много детей.

 

О партийности

– Я являюсь членом Соборной Апостольской Православной Церкви. Церковь помимо того, что является телом Христовым, еще и организация, которая занимается различными делами милосердия. Вот, например, я ездил к ребятам-наркоманам. На моем сайте выложена большая беседа, называется «Про кайф». Вот моя партия, вот мой фронт, где я стараюсь изо всех сил.

 

О роли Ивана Грозного

– Играть Ивана Васильевича было, конечно, тяжело. Мы старались показывать человека, а не царя. Потому что, кто такой русский царь, понять трудно. А человеческое что в нем интересно? Сейчас убивать, потом 40 дней молиться, потом прощать, потом опять убивать. Он в таком же колесе, как мы в своих мелких колесиках. А Бог ждет от нас изменения нашей жизни.

Помочь в этом может Его благодать, которая находится в четырех источниках – чтении Евангелия, молитве, Причастии и добрых делах. Это духовный закон.

Анастасия КОЛОСКОВА
Фото Константина ШАПКИНА

В основе публикации –
статья в журнале «Брянские миряне»

 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓