Молитвы новомучеников изменили ход истории

08.09.2014

080914.JPGЧто такое Святая Русь для тех, кто живет в дальних странах? Находят ли ее эти люди, посещая землю новомучеников и исповедников Церкви Русской? Об этом – в интервью митрополита Восточноамериканского и Нью-Йоркского Илариона, Первоиерарха Русской Зарубежной Церкви.  Вместе с группой духовенства и прихожан из Америки, Австралии и Новой Зеландии он совершил в августе паломническую поездку по святым местам земли Русской.


Это уже далеко не первый раз, когда Вы возглавляете паломнические группы из Русского Зарубежья. В течение многих лет уже эти группы собираются, и Вы путешествуете вместе с паломниками. Какое это имеет значение для Вас и вообще в жизни Русской Зарубежной Церкви?

– Да, я довольно часто принимал участие в таких паломничествах на Русской земле. Как и все православные христиане, я испытываю духовную потребность посетить те места, где подвязались святые угодники, о которых мы читаем всегда в монастыре во время трапезы уставное чтение. Для православных людей, которые живут вне России в разных странах по всему миру, это особенно важно. Важно, чтобы они тоже приобщились к той благодати, которая существует на святой Русской земле.

Можно сказать, что эти путешествия для чад Русской Зарубежной Церкви важны как способ узнать Россию и воссоединиться с русским миром. Мы желаем, чтобы они также участвовали в духовной жизни России, знакомились не только издалека, но своим присутствием увидели и познали прошлое и настоящее России, научаясь примерами тех подвижников, которые здесь подвизались.

В таких поездках принимают люди, которые осознают себя русскими и православными, но прежде никогда в России не бывали. Видимо, они неизбежно начинают сравнивать тот образ России, который существовал у них прежде, который родился из книг, из рассказов их предков, и ту реальность, которую могут здесь встретить.

– Я думаю, что у всех, кто никогда не бывал в России, свое представление о ней, о реальностях жизни в стране и особенно о церковной жизни. Когда мы приезжаем, знакомимся и, главное, участвуем, создается совершено другое впечатление и более глубокое познание нашей духовной традиции. Оно гораздо лучше идеальных образов, более живое и действительное, потому что часто мы представляем что-то нереальное. Конечно, мы все и всегда называли и называем нашу духовную родину Святой Русью. Но при этом мы понимаем, что речь идет не столько о самой стране, сколько о тех подвижниках, которые ищут спасение и находят его в Боге, почему Россия называлась и называется Святой Русью. Не все достигали этой святости, но и поиски и искания эти создали особый уклад жизни. И это искание, эта жажда Бога как Истины, Красоты и Жизни – главное в русской культуре.

Вы встретили эту Святую Русь во время поездки?

– Конечно. Мы видели эту Святую Русь, которая даже и сейчас среди нас существует. Народ, который приходит в церковь, люди, паломники, которые приезжают на моление в святых местах. Старушки, бабушки на приходах в каждой церкви. Мы видели искреннее благоговение прихожан во время богослужения. Это всё очень впечатляет нас так же, как и высокого уровня иконопись, архитектура монастырей и многочисленное монашество. Это русских людей из-за границы очень впечатляет.

Владыка, Русская Зарубежная Церковь хранила традиции русской духовной культуры в изгнании. Поскольку она не была в пленении советской власти и существовала относительно свободно, будучи сама в изгнании, она хранила память о тех, кто пострадал за веру, память о новомучениках и исповедниках…

– Русская Зарубежная Церковь всегда хранила память о тех людях, которые пострадали за веру на Родине. Самые первые эмигранты после революции очень это чувствовали. Будучи сами в изгнании, они свято хранили память о тех исповедниках, которые пострадали за Христа в России.

В Христовой Церкви всегда была традиция чтить своих мучеников. Как писал древний церковный писатель Тертуллиан, мученическая кровь – это семя веры. И вот вся история Церкви показывает, что сколько бы ни гнали нас, сколько бы ни убивали христиан, невозможно уничтожить Церковь – она только расширяет свою деятельность. Свидетельство мучеников открывает язычникам и сомневающимся то, что нельзя узнать из книг и учебников, – силу веры, силу вечной жизни, которая больше и сильнее страха. Поэтому, когда из-за преследования веры на нашей Родине многие оказались за границей, они всюду, где поселялись, строили храмы. И начиналась новая церковная жизнь в этих местах. Так была распространена Православная вера по всему миру.

Мы знаем, что в каждом русском храме за границей обязательно есть икона новомучеников и Царственных страстотерпцев. Как вы оцениваете положение дел в самой России? Вы проехали много епархий, видели много храмов, встречались с архиереями. Как вам кажется, можно ли сказать, что в Русской Церкви уже полностью прославлены новомученики?

– Вся Русская земля освящена мученической кровью. Русская Церковь здесь ведет очень серьезную работу: изучают жизнь и подвиги новомучеников, стараясь получать документы из архивов, чтобы установить обстоятельства их подвига. Уже очень много прославлено, более тысячи семисот! Святых новомучеников прославила еще раньше Зарубежная Русская Церковь – в 1983 году. Но она делала это исключительно по тем письменным и устным свидетельствам, которые доходили до нас, многие из них были собраны в книге протоиерея Михаила Польского. Но здесь после падения коммунизма возможно было по архивам НКВД или КГБ узнать много нового о каждом новомученике. При этом мы должны понимать, что часто эти документы были составлены врагами Церкви, иногда даже с прямой целью ее дискредитировать.

Да, это проблема, которая действительно сейчас очень активно обсуждается: можно ли во всём доверять тем документам, которые были составлены сотрудниками НКВД, – так называемым «следственным делам»?

– По-моему, невозможно полностью полагаться на эти документы. Надо понимать положение арестованных и желание самих преследователей скомпрометировать Церковь. Нужно не только изучать официальные документы, но и учитывать народное почитание и устные свидетельства.

Владыка, можно ли сказать, что тема прославления новомучеников стала одной из самых важных в диалоге Московского Патриархата и РПЦЗ перед восстановлением единства в Русской Православной Церкви?

– Именно так. Отношение к новомученикам, которое мы увидели в Русской Церкви Московского Патриархата, стало одним из главных оснований для воссоединения в 2007 году. В зарубежье мы всегда считали, что воссоединение произойдет, когда произойдет возрождение Церкви на Руси по молитвам и ради подвигов новомучеников и исповедников земли Русской.

И действительно так и произошло: молитвы великого сонма новомучеников и исповедников изменили ход истории. Их подвиг привел к сдвигу всей системы, приведшему к падению безбожной власти и установлению свободы для Православной Церкви в России. Мы видим, какая большая перемена произошла. Пали узы, сдерживавшие развитие церковной жизни.

И всё-таки можно ли вот сейчас нам сказать, что сделано всё, что нужно? Потому что, с одной стороны, новомучеников прославлено много, с другой стороны, мы видим, что их очень мало знают люди. Мы видим везде, что обычный среднестатистический православный человек знает святителя Николая и еще ряд древних святых, но не знает новомучеников, порой даже служивших в его приходе, поэтому и не обращается к ним с молитвой. Что можно сделать, на Ваш взгляд, для решения этой проблемы?

– Обязательно надо продолжать изучать документы, потому что в каждой области, в каждой епархии есть свои новомученики. Процесс их канонизации должен идти дальше. Нужно писать о них новые художественные книги высокого литературного качества, снимать художественные и документальные фильмы.

Очень многие исповедники веры ожидают своего прославления. Слишком медленно идет сам процесс в последнее время. Важно, чтобы люди, живущие в той или иной местности, знали своих местных мучеников за Христа. Они должны воодушевлять их и вдохновлять в вере и благочестии, потому что, взирая на подвиг мучеников, мы сами получаем сильное укрепление в своем жизненном подвиге.

В последнее время мы видим, как предпринимаются попытки оправдать советскую систему. Нам предлагают считать, что все жертвы политических репрессий были случайными ошибками. Мол, лес рубят – щепки летят. И в связи с этим, конечно, вновь и вновь возвращается образ Сталина. Как Вы лично относитесь к идее переименования Волгограда в Сталинград и к тому, что некоторые наши околоцерковные журналисты и даже некоторые священнослужители Русской Церкви высказываются либо за это переименование, либо нейтрально: что это вроде бы не имеет отношения к церковной жизни?

– В Русской Зарубежной Церкви к желанию переименовать Волгоград относятся очень негативно. С ужасом. Не понимают, почему есть желание возвращаться к тому, что принесло нашему народу столько зла. Можно ценить то, что было доброго, но нельзя забывать, что безбожная власть хотела заменить православную веру своей новой ложной «верой». Они создавали свою религию и поэтому стали преследовать Церковь. Это был опыт откровенного богоборчества. Вообще, надо сказать людям, которые пытаются оправдать Сталина и тех, кто вместе с ним тогда уничтожал наш народ, нашу Церковь – они должны знать, что разделяют моральную ответственность за преступления большевиков и лично Сталина против Церкви и разделят их печальную участь.

Вот сегодня в городе Рязань недалеко от собора мы видели памятник Ленину, и в других местах это часто встречается. Думаю, что наличие этих памятников тормозит развитие России как в духовном, так и в культурном и, вообще, в чисто человеческом смысле. Как и наличие останков Ленина на Красной площади является тормозом к более глубокому восстановлению российской государственности. Конечно, мы понимаем боязнь реакции многих сторонников тех мертвых вождей. Но мы понимаем, что и сама эта реакция – результат отсутствия просветительской работы. Если народу ничего не объяснять, то, конечно, эти оппозиционные настроения будут усиливаться.

Какое значение для Вас имеет Бутовский полигон?

– Бутово – святое место. Это Русская Голгофа, где приняли мученическую кончину за Христа тысячи людей. В храмах Русского Зарубежья это место хорошо знают. Знают еще и потому, что этот храм был заложен Патриархом Алексием и митрополитом Лавром десять лет тому назад, еще до официального воссоединения, а потом, в 2007 году, ими же торжественно освящен. И мы часто вспоминаем тот замечательный день, когда Святейший Патриарх Алексий и митрополит Лавр участвовали в освящении Бутовского храма.

Вы ведь тоже участвовали тогда в освящении? Чем вам запомнился тот день?

– Я помню, с каким трепетом мы совершали освящение каменного храма, с каким торжеством. Новомученики были так близко к нам, что мы чувствовали их незримое присутствие в храме на службе. Их молитвами удалось сделать то, что многие годы казалось невероятным.

Беседовал Игорь Гарькавый,
директор Мемориального центра при храме на Бутовском полигоне

Интервью опубликовано сайтом
прихода во имя новомучеников и исповедников Российских в Бутове


Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓