Главное путешествие в жизни

23.03.2016

232143.jpg

Что такое паломничество в наше время, и как оно может перевернуть мировоззрение человека? В чем столь большая разница между религиозным туризмом и благочестивым путешествием богомольца к святыням? Об этом беседа с митрополитом Рязанским и Михайловским Марком, который немалую часть своей жизни провел в Иерусалиме и много лет на разных послушаниях способствовал возрождению паломничества из России к святыням христианства по всему миру.

Двадцать пять лет назад, в 1991 году, состоялся первый визит Святейшего Патриарха Алексия II на Святую Землю. Можно ли считать, что именно с этого момента в нашей стране возродилось паломничество к святыням Вселенского Православия?

CK0A877011.jpg– Непосредственная причина этой поездки была несколько иная. По традиции вновь избранный Патриарх наносит так называемые мирные визиты Предстоятелям других Поместных Православных Церквей мира. Осуществляются они в порядке диптиха – то есть исторического первенства Предстоятелей. В этом перечне первое место занимает Константинопольская Церковь. Однако Святейший Патриарх Алексий первый свой визит в качестве Предстоятеля совершил именно на Святую Землю.

Традиционно между Русской и Иерусалимской Церквами были хорошие отношения. Кроме того, Иерусалим – это место, где находятся главные святыни христианского мира: Гроб Господень, Голгофа и другие места, связанные с жизнью Спасителя. Патриарх Алексий II сделал такой выбор, чтобы на Святой Земле получить благословение на свое Патриаршее служение. С тех пор группы паломников стали чаще приезжать в Иерусалим. А с 1993 года на Восток начал двигаться уже организованный поток паломников.

Владыка, в 90-е годы Вы были членом Русской Духовной Миссии и отвечали за прием паломников на Святой Земле. С какими трудностями пришлось столкнуться?

– Когда я приехал в Иерусалим в конце 1992 года в качестве члена Русской Духовной Миссии, мне пришлось полностью выстраивать паломническую деятельность. Я сам писал программы для паломников, сам печатал их, договаривался по поводу транспорта, готовил сопровождающих (монахинь, послушниц), проводил с ними семинары, на которых рассказывал, как лучше донести информацию до паломников. Многое тогда приходилось делать самому.

Чем запомнилось это время?

– Атмосферой увлеченности. Мы читали литературу о дореволюционном паломничестве на Святую Землю, о жизни в Палестине. Мы всем сердцем ощущали, что живем в период возрождения паломничества русских людей на Святую Землю. Это, конечно, очень сильно воодушевляло, и хотелось, чтобы паломники, приезжая сюда, увидели и узнали как можно больше.

Программа пребывания на Святой Земле была очень насыщенной, и у людей почти не оставалось времени на отдых и сон. Я старался, чтобы было как можно больше литургий. Прежде всего – у Гроба Господня, в Гефсимании, в Вифлееме. Кроме того, служили в Горнем монастыре, нередко еще раз возвращались ко Гробу Господню. Я сам старался по возможности ездить с группами на литургию – или служил, или молился с паломниками, и мне было радостно такое соприкосновение со святынями.

213456.jpg

Помню, одна группа приехала с Синая. Ночью они поднимались на гору, потом был ночлег в Горнем монастыре, а с утра отправились в Гефсиманию. Когда я рассказал об этом настоятелю Гефсиманской обители, он удивился: «Ты что! Ты же их уморишь!» Я говорю: «Паломники приезжают сюда молиться, а спать будут дома».

В 1999 году, накануне 2000-летия Рождества Христова, я старался делать так, чтобы каждая группа побывала на литургии в Вифлеемском храме. Там царит особая трогательная атмосфера. И всегда после богослужения Патриарший наместник в Вифлееме архимандрит Анастасий находил возможность говорить слово паломникам, благословлять их иконками, угощать кофе. Люди уходили из храма окрыленными: лица оживали, глаза светились радостью.

Со многими, кто приезжал в то время в Иерусалим, у меня сложились добрые отношения. Они с благодарностью вспоминают и общие молитвы, и ту заботу, которой были окружены на Святой Земле.

Как возросло число паломников в то время?

– Оно возрастало постепенно. Паломники стали прибывать и по воздуху, и по воде. Из Одессы приходили теплоходы, на борту которых было по 500 человек. Часто весь Храм Гроба Господня заполнялся русскими паломниками. Однажды одновременно пришло два теплохода, в храме оказалась тысяча паломников. Незабываемое ощущение – как во времена старой России.

Сколько лет Вы прожили на Святой Земле?

– Семь. И за все это время не возникло ощущения, что я привык к святыням. Позже стал ездить на Афон. Это одно из любимых мест. Святая Земля дает очень сильные впечатления, но иногда люди не могут ее должным образом «рассмотреть». Суета, толпы туристов, навязчивые продавцы сувениров – все это очень отвлекает от главного. А на Афоне – тишина, молчание, молитва. Для многих людей именно паломничество на Святую Гору Афон стало путем воцерковления, местом откровения, местом встречи с Богом.

93122898.jpg

Много лет Вы управляли зарубежными приходами Русской Православной Церкви. Что удалось сделать для развития паломничества по Европе?

– Последние два года я был правящим архиереем в Италии, где находится множество святынь неразделенной Церкви. В Рим, Венецию едут поклониться мощам апостолов, первых мучеников, учителей Церкви.

Я думаю, каждый православный человек стремится попасть в город, где находятся мощи святителя Николая. Мне выпала честь от имени Русской Церкви подписывать договор о передаче России здания Русского Подворья от Италии и участвовать в передаче символического ключа. Теперь у наших паломников появился здесь свой «дом».

Но в Европе есть немало святых мест, куда еще не проложены массовые паломнические маршруты. Например, Эшо. Здесь, под Страсбургом, в церкви святого Трифона находится историческая рака, в которой на протяжении 400 лет хранились мощи святых Веры, Надежды, Любови и матери их Софии и где сейчас можно помолиться у частицы мощей святой мученицы Софии.

Норвежский город Стиклестад. Здесь был освящен православный храм во имя равноапостольного короля Олафа. Храм возвели на месте гибели святого, который был просветителем Норвегии, как у нас на Руси – святой благоверный князь Владимир.

21967.jpg

Каким, на Ваш взгляд, должно быть паломничество сегодня?

– Паломничество не должно превращаться в религиозный туризм. Это разные вещи, несмотря на то, что «пункт назначения» в том и другом случае один и тот же. Вроде бы люди ходят по одним и тем же местам, видят одно и то же и даже, может быть, прикладываются к святыням, но паломничество – это, прежде всего, молитва.

Нужно понимать, что паломничество – самое главное путешествие в жизни человека. Раньше человек разделял путешествия на «святые», которые подробно описывались в путевых заметках, дневниках, и на «профанные», то есть мирские. Последние считались менее важными, их почти не описывали. В наше время все происходит наоборот. Люди едут в другие города и страны, в основном за увеселениями. Для них издается масса путеводителей с подсказками, где и как отдохнуть. А паломничество – это труд души. Трудиться хотят не все, и в этом болезнь современного общества.

Но известно много случаев, когда паломничество внутренне переворачивало человека, которого, казалось бы, и удивить нечем – везде бывал, все видел. Один знакомый попросил меня помочь организовать ему экскурсию по Венеции. Я дал ему контакты протоиерея Алексия Ястребова, настоятеля прихода святых жен-мироносиц в Венеции, автора путеводителя «Святыни Венеции». Позже этот знакомый с горящими глазами говорил мне: «Отец Алексий изменил мое отношение к этому городу!»

Наша задача – помочь человеку открыть для себя святые места, вернуть тот дух паломничества, который был у наших предков.

Записала Елена ЖИВИЦА,
газета «Благовест» (Рязань)

Публикация сайта Рязанской епархии

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика