Плен свободы?

17.04.2019

011.jpg

Для современного человека, пожалуй, главной нематериальной ценностью (по крайне мере, из тех, о которых он готов объявить во всеуслышание) является свобода. Ну, так ведь христиане с начала бытия Церкви призваны беречь этот исключительный дар человеку от Бога, правильно распоряжаясь которым, можно преобразиться сердцем и сподобиться по благодати быть причисленными к сынам и дочерям Божиим. Почему же культивируемая в нынешнем обществе идея свободы только ущемляет богозаповеданную свободу человека от рабства собственным страстям, и почему христианская свобода оказывается столь неприемлема для тех, кто причисляет себя к «свободному миру»? О свободе возвышающей и «свободе» расчеловечивающей зашла речь в беседе с епископом Усманским Евфимием, викарием Липецкой епархии.

 

«Ищу человека!»

Владыка, возникает ощущение, что подмена смысла, которую понятие свободы претерпевает в современных умах, ведет человечество к расчеловечиванию. И кажется, уже близок тот час, когда нам припомнятся обличения древнегреческого философа, бродившего с фонарем по торговым площадям со словами: «Ищу человека!»

– К сожалению, сегодня сам образ и материальное качество жизни, к которым мы ныне стремимся, весьма далеки от заповеданных. И если говорить о свободе в евангельском смысле, то при такой расстановке приоритетов даже сомневаться не стоит: мы не свободны. Поэтому да, неплохо было бы задуматься: а к чему идем?

Слова Диогена действительно вновь обретают свою актуальность. Но разница в том, что сам философ обличал языческое общество – людей, покланявшихся идолам, но еще не знавших Христа. С них и спрос, как говорится, совершенно другой. А нам, христианам, свобода досталась слишком «дорогою ценою» (ср. 1 Кор 7. 23). Значит, и пред очами Божиими наше расчеловечивание уже не будет иметь никаких оправданий – мы будем непременно обличены, но уже не философом, а Правосудием Небесным. Так что нельзя терять ни минуты.

012.jpg

Так у кого нам отвоевывать свою свободу?

– Можно сказать, что вся история мира – это история страстей человеческих. Это им, сами того не понимая, словно жертвоприношение, мы приносим и свое сердце, и свою свободу. И если даже в целом окинуть взглядом жизненные устремления человека, станет совершенно ясно, кому он служит, кому поклоняется, кто его господин. А поскольку мы замечаем, что идем путем расчеловечивания, значит, наш господин уж точно не Бог, как бы мы себя в этом не убеждали.

 

Несданный экзамен

А как же объяснить, что в советское время, не имея веры и будучи оторванными от Церкви Христовой, люди были более порядочны и добродетельны по отношению друг к другу, нежели сегодня – в век религиозных свобод и полного достатка? Казалось, в те времена мало кто так явно терял человечность.

– Во-первых, после революции еще долгое время большинство простых людей опиралось на прежде усвоенные устои христианской морали – это и помогало им не терять своей человечности. К тому же внешняя свобода советского народа была существенно ограничена: как такового выбора материальных благ или вариантов образа жизни у них не было, условия были более чем скромные; кроме интеллектуальных способностей и образования, выделяться было особо нечем – все как у всех, все почти равны. Тесные условия жизни не были плодородной почвой для буйства страстей, но и особых добродетелей ду́ши, оторванные от Бога, тоже не приобретали.

Тогда почему одновременно с реабилитацией религиозных прав человека постсоветское общество начало претерпевать различные неприятные метаморфозы, и на сегодняшний день мы имеем то, что имеем?

– Так ведь перестройка: Союз рухнул, был упразднен «железный занавес», отделявший нас от Запада, – люди вдруг поняли, что есть и другие горизонты, прежде невиданные соблазны. Наступил «момент истины», период реальных испытаний внешней свободой: всем предстояло пройти «огонь, воду и медные трубы». И этот экзамен мы еще не сдали по сей день.

013-1.jpg

Значит, экзамен провалили?

– Его никто и не держал – опыта такого у людей не было. После распада Союза появилось огромное количество товаров: все красивое, блестящее, заграничное, доселе невиданное, – и жажда обладания этими «сокровищами» пленила сердца человеческие. Материальным соблазнам люди сдались, можно сказать, без боя. Конечно, для духовно неопытного советского человека всё это стало испытанием непроходимым. Можно сравнить с тем, как молодых, неподготовленных ребят, еще вчерашних школьников, сразу отправляли на чеченскую войну. С той стороны – боевики, которые воюют всю жизнь. А здесь – мальчишки, которые еще, может быть, и не дрались ни разу. И тут им нужно не просто держать оборону с оружием в руках, но этим оружием еще и метко отстреливаться.

Вот так и здесь: получилось, что опыта обладания и распоряжения материальными средствами в условиях непривычно широкого рыночного предложения у людей не было. И главное, не было духовного опыта и навыка отделять «зерна от плевел». Защитный духовный механизм в сердцах людей был выведен из строя годами безверия. А значит, правильно рассудить в тех условиях, нужно тебе принимать то или иное предложение или нет, было практически невозможно. Поэтому выбирали, соглашаясь со страстью: «Ой, смотри! Это можно купить! И это! А вон то, наверное, тоже хорошее, и у всех это уже есть!»

 

В погоне за золотым тельцом

Неужели во всем виновато всякое «барахло» и иные заманчивые предметы материального мира?

– Виновато пристрастие к этому «заманчивому материальному миру», которое основательно пускает корни в сердце человека, со временем подчиняя его себе полностью. Так и получилось, что люди, которые раньше и понятия не имели о материальном достатке и «фешенебельных» условиях жизни, начали усваивать и давать развитие в своем сердце целому комплексу страстей: сребролюбию, любостяжанию, стремлению к власти, славе, комфорту и т.д. – всем этим так захотелось обладать. И всё! Душа попала в плен – ловушка стара как мир: из века в век сребролюбие пользуется у человечества особым почетом. Помнится, в арии Мефистофеля есть такие слова: «На земле весь род людской чтит один кумир священный, он стоит над всей вселенной, тот кумир – телец златой». Так постсоветское общество и ринулось по пути саморазрушения – за «золотым тельцом». И получилось то, что получилось…

015.jpg

А что же будет дальше?

– Дальше – больше: страсть в сердце никогда не приходит одна, но «берет с собою семь других духов, злейших себя, и, войдя, живут там; и бывает для человека того последнее хуже первого» (Мф 12:45). Вот и несет нас снежным комом: сначала мы захватываем хоть какое-то местечко в бизнесе, потом во власти, потом не успокоимся, пока не окажемся посреди олигархов. Деньги затмевают все остальные смыслы, страсти укореняются и бушуют, человек все дальше отпадает от Бога – его душа помрачается и становится все более бесчувственной к любви, добру, состраданию, милосердию… А потом друг обнаруживается, что в погоне за «золотым тельцом» его руки уже по локоть в крови. Детали могут быть разными, но итог один: качествами своего сердца человек постепенно становится демоноподобным.

Неужели такая динамика – это неизбежность?

– Если мы подчинили свою свободу диаволу, то да. Он на полпути не останавливается: его цель – захватить душу в плен и довести до погибели. Поэтому любая демоническая страсть ненасытна. И если своевременно не озаботиться реанимацией своих собственных внутренних механизмов духовного сопротивления, из омута вечной погибели нам не выбраться уже никогда.

 

В рабстве у благ

Значит, в испытаниях свободой прежние поколения все-таки заблудились…

– При такой духовной беспомощности это неизбежно, причем не только для прежних поколений. Если человек формирует свои жизненные ценности вне евангельских ориентиров, он сам пресекает для себя возможность ввести свою жизнь в русло духовно здравого смысла и рассуждения, вне которого сохранить в своем сердце свободу и человечность (да еще и другим не навредить) у него никак не получится. При этом он может быть очень деятельным и успешным в бизнесе, науке или творчестве, например. Но получается, что, исключив из своей жизни Бога и Его заповеди, он собственным выбором лишает себя перспектив дышать свободой «полной грудью» и радоваться полноте жизни.

Мне вспоминается рассказ, который я прочел в книге преподобного Паисия Святогорца. Когда старец жил на Синае, ему довелось наблюдать за жизнью арабов-бедуинов. Сначала, как он рассказывал, арабы жили без забот, имели только палатки, верблюдов и крайне малое количество вещей для пользования. Если у бедуинов появлялось немного чая, они ликовали. Но потом евреи стали продавать им старые, уже никому не нужные автомобили. Машины постоянно ломались, арабы принимались их ремонтировать и больше не могли найти себе покоя – на фоне новых забот их потребности постоянно возрастали. Так, проглотив ненужную «наживку» нехитрым образом и соблазнившись «благами» цивилизации, народ обзавелся «головной болью», когда уже не техника служила бедуинам, а бедуины подчинили свою жизнь заботам о ней. А ведь могли бы и дальше продолжать спокойно пить чай и радоваться жизни.

014-1.jpg

Да, но в чем мораль для нас? Ведь цивилизация развивается, и все мы, в большей или меньшей степени, пользуемся ее благами.

– Пользуемся – это одно, а пристращаться и становиться рабом этих «благ» – уже совсем другое. Если ты, например, приобрел машину, чтобы с ее помощью трудиться на ниве богоугодных дел, помогать ближним и т.д., то, безусловно, ее приобретение принесет тебе, твоей душе и окружающим тебя людям благо.

Другое дело – купить какую-нибудь баснословно дорогую эксклюзивную модель автомобиля ради того, чтобы услаждаться обладанием ею. Такое пристрастие рано или поздно обязательно принесет тебе мучение. Святые отцы говорят: «То, чем мы хотим услаждаться, становится для нас мучителем».

016.jpg

Почему?

– По замыслу Творца человек был создан для радости богообщения – большего утешения, нежели в Боге, ему нигде не найти. И если Бог и Его заповеди в жизни человека будут на первом месте, тогда все остальные приоритеты в нашем сознании упорядочатся по своим «полочкам», заняв отведенное им в Божественном мироустроении место.

Но если наша душа не может радоваться и «дышать полной грудью», значит, она уже больна – нарушила установленные Богом законы и правила бытия, оттого и сама мучается, и других мучает.

Вот, например, если бы, пренебрегая законом всемирного тяготения, кто-то решил выйти в окно девятого этажа, то после этого его жизнь неизбежно разделилась бы на «до» и «после». Так и любого уклонения от заповедей Христовых достаточно, чтобы мы утратили свою внутреннюю свободу, а наша жизнь вошла в плоскость абсурда и духовного безумия, где будут царить похоть и страсти, а точнее, мир и диавол. Естественно, что радости это никому не принесет. «Уклонившись от духовного образа мыслей, ощутишь страдание», – говорит прп. Марк Подвижник.

Конечно, хорошо бы не забывать о том, что мир и диавол, играя на страстях человеческих, за такой наш «выход» из богоустановленного порядка жизни воюют «без сна и отдыха»: делают все, чтобы дух нелюбви и презрения к Богу и ближним укоренялся в нашем сердце и сознании все глубже и глубже, надежно обеспечивая нам страдания и погибель.

 

Хоровод лжи

А как эту духовную войну можно разглядеть в повседневной жизни?

– Например, можно проанализировать, во что превратились современные СМИ. Мы же знаем, что за каждое слово дадим ответ пред Богом. Печатное слово учреждалось ради освещения правды. Изначально та же журналистика стояла на страже истины и нравственных устоев человечества, а потому новости о том, что где-то произошло уклонение от правды, были настоящей сенсацией. В большинстве своем публикуемые сообщения имели характер назидательный, упреждающий человека от уязвления ложью и совершения разного рода ошибок.

А что мы имеем сегодня? Одни только цели и принципы, которыми в своей деятельности руководствуются современные СМИ, уже говорят о том, что правды от них ждать не приходится.

Какие цели преследуются? Всё в конечном итоге сводится к деньгам. Но хорошо заработать можно или на том, чтобы продать аудитории заказанную, хорошо проплаченную «правду», или же на том, что пользуется спросом у широкого потребителя. А что нынче пользуется спросом? Всё, что подпитывает страсти читателей, зрителей, слушателей, – а это сплетни, интриги, подробности чьей-то частной жизни, зачастую преподанные в бесцеремонно искаженном виде. На нас потоками льется ложь и клевета – но нам интересно! Мы услаждаемся тем, что получаем возможность за кем-то подглядывать, кого-то обсуждать, осуждать, ставить «клейма» и выносить приговоры…

018.jpg

И что мы имеем? Журналисты, в большинстве своем, гонятся за «лайками»: от их количества зависит уровень дохода продавца информации. Но как показывает практика, чем чудовищнее ложь, тем больше «лайков» она собирает… Получается замкнутый «хоровод», которым руководит главный «лжец и отец лжи» – диавол (см. Ин. 8:44). Всё это – явное свидетельство крайней степени духовной деградации человеческой личности.

Но мы забываем, что, питаясь подобной пищей из рук врага рода человеческого, мы неизбежно усваиваем дух его злобы. В нашем сердце укореняются свойства осуждения, любопытства, ненависти, гордости, той же похоти и т.д. И вместе со всем этим мы усваиваем ту погибель, которую несет в себе человеконенавистник диавол, ведь сказано: «Всякий ненавидящий брата своего есть человекоубийца; а… никакой человекоубийца не имеет жизни вечной» (1Ин 3.15).

Конечно же, влияние СМИ на образ нашей жизни огромно. И в тот момент, когда главным мотиватором этой деятельности становятся деньги, в ход начинают идти любые, даже самые пагубные, средства достижения этой цели. При этом большинство современных журналистов мало думает о том, какой духовный плод приносит их труд: сколько душ соблазняются к погибели и какой ответ мы за каждую из них дадим пред Богом. А ведь страшными словами от этого упреждает нас Господь: «Кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской. …Горе тому человеку, через которого соблазн приходит» (Мф 18.6-7).

 

Пижамка для кумира

Да, опасно ошибаться, когда плод твоих профессиональных трудов может иметь общественно опасные последствия.

– Общественно опасные последствия несет любая греховная платформа, одобренная нами в качестве жизненной позиции, пусть даже на бытовом уровне. Причем духовное безрассудство человека заставляет мучиться всех вокруг, не исключением становятся даже животные.

Вот, казалось бы, безобидное пристрастие к домашним питомцам. Во многих семьях дети и старики-родители не получают столько заботы и внимания, как собачка или котик – ВОТ кто господствует в доме! ВОТ кого мы любим, о ком самоотверженно заботимся, кого с рук не спускаем, чешем, украшаем, всячески балуем. А в результате мы обретаем домашнего «божка», на которого не жалко ни чувств, ни сил, ни времени: «Что? На Литургию съездить? Лекарство соседу-пенсионеру купить? Нет, не в этот раз. Мы же с Барсиком на стрижку записаны. Подзарос он уже. Мама у него непутевая – из графика выбилась, не знаю, чем оправдаться. Ведь любимчику так не нравится, когда шерсть на глазки сильно опускается. Прости, миленький, сегодня всё исправим!»

Вроде безобидно…. Но только «вроде». Сказано же: «Не сотвори себе кумира» (Исх 20:4), – это путь к верной муке. Потому что, поклонившись животному, человек презрел своим сердцем Бога и ближних своих. А весь закон Божий утверждается на двух заповедях: «…возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же, подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф 22.37-39). Стоит ли еще что-нибудь говорить о причинах грядущих страданий? Думаю, нет.

А как на такой наш выбор реагирует мир? Он «вывернется наизнанку», чтобы в жизненную позицию, основанную на небрежении к Богу и ближним, загнать нас как можно глубже, а лучше – безвозвратно. И вот нам уже предлагает услуги индустрия обслуживания домашних животных: элитные ветклиники, зоо-бутики и т.д., – уровень которой возведен до абсурда. Ну а как же наши питомцы без маникюра, стрижек, шубок, пижамок и лежаночек из экологически чистых материалов… – ну и что, что за баснословные цены!

019.jpeg

А тем временем рядом тихо угасают наши ближние. Вон пенсионеры, чьих пенсий не хватает даже на необходимые лекарства. И миру это не интересно. Нет таких индустрий по поддержке стариков – за них так дорого не платят. Нам нет до них дела. В итоге получается, что человек человеку волк, а собачке – мать родная.

Зато бессловесные зверушки, заполучив вседозволенность и власть над пристрастными сердцами людей, начинают бороться «за власть», всячески подчеркивая свое главенство. Многие даже ночью отвоевывают себе место на подушке хозяина, в его голове…

Когда-то я был в гостях у знакомых и наблюдал, КАКОЕ презрение к окружающим проявлял их кумир – кот невероятно дорогой породы. Вероятно, сев на диван, я имел неосторожность занять место этого семейного любимца, а может быть, просто ему не понравился. Но произошло следующее: сначала с недовольным, полным немого укора видом кот прохаживался по комнате – наверное, думал, я пойму, что мне пора «освободить помещение». Но ожидаемой реакции с моей стороны не последовало. Тогда, понимая, что я смотрю на него, он запрыгнул на стол, сделал несколько шагов царской поступью и, глядя мне в глаза, лапой начал сталкивать дорогущую вазу на пол… Я ему пригрозил: «Только попробуй!»

Этот раунд я выиграл, но потом, все оставшееся время мне пришлось поглядывать в коридор на свои туфли. Чувствовалось, что кошачьей мести мне, возможно не избежать – волновался, как бы не пришлось домой босиком идти.

Почему так происходит? Животное начинает бесноваться от того, что человек наделяет его не той ролью и ставит не на то место, которое при сотворении предопределил ему Бог. Работает духовный закон, о котором говорили святые отцы: хочешь услаждаться чем-то земным и тленным? – приготовься – оно будет твоим мучителем. Поставленные на место Бога, они начинают болеть странными болезнями и чахнуть – по нашим грехам!

Так и получается. А казалось бы, мы просто хотели услаждаться, любить, обладать… Как-то подзабыли мы, что предназначение наших доморощенных «божков» – мышей ловить и двор охранять. А чтобы понять, все ли на правильных местах в нашей жизни, можно провести социальный эксперимент. Поехать в деревню и попробовать поговорить с трудягами (теми, кто в заповеданном «поте лица добывают свой хлеб») про пижамку для собачки…

 

Маяки в ночи

Владыка, если спросить у обычного человека, нравятся ли ему те возможности, которые сегодня мир раскрывает пред ним, окажется, что из предлагаемого ассортимента «благ» ему очень многое по вкусу, и зла в таких предложениях он совершенно не видит. Мы же сейчас говорили о том, что мир ничего доброго нам предложить не может, а если увлекает душу, то тоже не бесплатно: поглощает нашу свободу и постепенно сводит к погибели. Волнует вопрос, каковы при таких обстоятельствах наши шансы быть спасенными для Вечности?

– Конечно, если доверять тем ценностям и ориентирам, которые навязывает нам мир, то на их фоне главным «злом» будет представляться исключительно все то, что не от мира. А «не от мира» только жизнь по Богу, Его заповеди (см. Ин 14.30) – тот единственный «тесный путь», следуя которым человек может сохранить и душу, и разум, и свою свободу. Отсюда извечный конфликт интересов: мир ненавидит благочестие, а благочестие, как от чумы, бежит от мирских ценностей.

20.jpg

Значит ли это, что никакой симпатии к миру у христианина быть не должно?

– «Дружба с миром есть вражда против Бога» (Иак 4.4), – утверждает апостол Иаков. А апостол Любви Иоанн Богослов говорит так: «весь мир лежит во зле» (1 Ин 5.19). Вот и надо подумать: может ли кто, пребывая в здравом уме, любить зло?

Конечно, сегодня зло научилось облекаться в ризы добра, и очень искусно. Но это не значит, что Господь не промышляет о тех душах, которые продали миру свою свободу. Для всех нас есть верные «маячки-подсказки», которые Он оставил, чтобы мы все же могли найти дорогу к Отчему Дому.

 

Отрезая «пуповину»

Какие, например?

– Будучи оторванной от Бога, тоскуя по Нему, любая душа обречена ощущать мучительную пустоту. Потому мы все время продолжаем интуитивно искать «что-то» или «кого-то», кем можно было бы эту пустоту заполнить, в ком найти утешение. А вот КОГО мы находим и ставим на место Господа – это уже другой вопрос. Не имея правильных координат и образа рассуждения в духе евангельских заповедей, человек, как правило, старается заполнить свою пустоту земными благами. Но как раз на такой случай у нас есть подсказка. Старец Паисий говорит: «Бог устроил все так, чтобы люди не находили себе упокоения в вещах тленных». Поэтому душа будет чувствовать подмену и страдать, попадая в зависимость, но именно это страдание каждый раз будет побуждать ее выходить на новый поиск. А поскольку каждое сердце успокаивается и обретает полноту и гармонию бытия только по мере приближения к своему Творцу, то по этому признаку мы и определим, что вышли на путь заповеданный – Божий. Но к особой группе риска помрачиться сердцем и потерять всякую чувствительность к делам добра относятся те из нас, кто о Небесном Отечестве не задумывается совершенно.

Совсем другое дело, когда человек старается жить, ориентируясь на заповеди Христовы и соблюдая аскезу (которая является необходимой нормой для каждого христианина). Тогда в борьбе с самим собой он приобретает драгоценный опыт: в его сознании постепенно усваивается правильная система евангельских ценностей и воспитывается навык духовно, здраво мыслить – формируется своего рода правильный духовный «фильтр» восприятия жизненных обстоятельств.

sur211.jpg

Такую трудолюбивую душу Господь вознаградит духовным чутьем: свойством правильного рассуждения о каждой мелочи своей жизни, способностью осознавать смысл своих действий и отделять «зерна от плевел». И в чем большей мере человек освобождается от любви к миру и прилепляется к миру Горнему, тем ярче будет проявляться переоценка его сердечных ценностей: со временем он начнет тяготиться земными благами – тем же богатством, славой и т.д., – всё поблекнет на фоне той духовной сладости и утешения, которое его сердце будет ощущать, неотступно приближаясь к Богу.

Вспоминается история Иннокентия Сибирякова – одного из богатейших купцов-золотопромышленников XIX века. Он был широко известен своей благотворительностью, огромной помощью людям. Родом он был из Иркутска, а когда жил в Санкт-Петербурге, очередь просителей к его квартире растягивалась чуть ли не по всему Невскому проспекту.

Помогал он целенаправленно. Кому-то восстановит сгоревший дом или купит новый, кому-то оплатит лечение, студентам – образование и последующее благоустройство в жизни. Огромное количество средств жертвовал различным организациям помощи больным, бедным, сиротам. Помогал развитию культуры, науки, поддерживал жителей своего родного края, выплачивал пенсии своим бывшим рабочим. Кроме этого, множество монастырей и храмов по всей России было благоустроено и построено на его средства. В целом на его благотворительность в год уходили грандиозные суммы (даже по современным меркам) – более миллиарда рублей.

Но мир восстал на него! Другие состоятельные люди совершенно не могли понять и простить ему его добродетелей. Губернатор Санкт-Петербурга лично обвинял его в расточительстве капитала и через суд требовал проведения медицинского освидетельствования его психического состояния. На суде против него свидетельствовали даже те, кому он благотворил! Дела милосердия, о которых говорил Иннокентий, оказались темой, закрытой для понимания людей, чья свобода была парализована сребролюбием.

Уже тогда казалось, что наступило время, о котором говорил прп. Антоний Великий: «Придет время, когда больные скажут здоровому: "Ты болен, потому что не похож на нас"».

54321.jpg

Сам Иннокентий страшно тяготился своим богатством – видел в этом великое испытание и тяжелейший крест. Можно сказать, что свою свободу он выкупил у мира, оставив ему все свои капиталы. Он последовал по стопам Христа, по слову Его: «Но чтобы мир знал, что Я люблю Отца и, как заповедал Мне Отец, так и творю: встаньте, пойдем отсюда» (Ин 14.31). Приняв монашество, а затем великую схиму, свой земной путь схимонах Иннокентий завершил на Афоне, где свершилась его мечта подвизаться ради Господа в благочестии и чистоте.

Об этой истории был снят фильм с очень правильным названием «Помогите мне, я страшно богат!» Это слова человека, в чьих глазах мир со своими предложениями и спецэффектами потерял цену и значимость.

Так как же нам вернуть свою свободу?

– Мир потеряет власть над нами только тогда, когда мы сами прекратим любить его, поклоняться ему, когда в покаянии отрежем «пуповину», которой питаются от него наши страсти.

 

В основе материала –
публикация альманаха «Задонский паломник»


Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика